voeto.ru страница 1
скачать файл

Воспоминания о маме – бабушке Симе для своих сыновей Константина и Леонида. Земляницкая Тамара Александровна 10.01.2006 год.

… Не проходит ни одного дня, чтобы я не вспомнила маму – вашу бабушку. Как мало мы знаем про своих родных и жалеем, что о многом у них не спросили при жизни. Я часто ловлю себя на такой мысли. Я мало знаю о своих родных, да их, наверное, уже многих нет в живых. Вот я и хочу вам рассказать хотя бы о своей маме, о ее и нашей с ней жизни.

Вы знаете и помните, какой она была, как вы ее любили, скольким мы ей обязаны. Она посвятила всю свою жизнь сначала мне, а потом моей семье. Она пожертвовала всем - своим здоровьем, своей личной жизнью, своим счастьем, потому что счастье ее – это мы, наша семья. А кем она была, пока не стала бабушкой?

Она родилась в в Башкирии в большой семье. К сожалению, я тоже не знаю, кто были мои дед и бабушка. Мать у них рано умерла. Кто мог – начал жить самостоятельно. А маленьких (по-моему, 4-х детей) взяла на воспитание старшая сестра, которая жила в Казани и была замужем, и имела своих 3-х детей. Дети маленькие (моя мама, тетя Валя ( которая потом жила в Запорожье) и 2-а брата) не захотели остаться с отцом, потому что он женился и новая мать оказалась мачехой. Старшая сестра (Мария, но ее все звали Леличкой), как могла, содержала 7 детей. Моя мама очень ее любила и благодарна ей.

Мама закончила всего 4 класса и в 16 лет пошла работать на обувную фабрику «Спартак», чтобы как-то помогать старшей сестре и своим младшим

сестренкам и братишкам.

Старшая сестра выдала ее замуж, и только тогда она переехала жить к мужу – моему папе (в семью Ивановых). Им выделили комнату площадью приблизительно 6-8 м2. В этом доме жили еще 3 сестры и брат моего папы. Две сестры были замужем. Пока не началась война, жили хорошо, золовки (сестры папы) не обижали маму.

Папа, по рассказам мамы, был очень работящий, мастер на все руки, работал электриком на печатной фабрике. Очень хорошо пел. Кстати, моя крестная – его сестра, Галина мама, тоже хорошо пела и я с детства помню, как она, когда оставалась дома одна, все время пела. А папа, приходя с работы, брал меня на руки, ложился в сенях (это прихожая в дом) и пел.

У мамы с папой было 3-ое детей, один из них мальчик, Но в то время дети часто не выживали. Брат мой, говорит мама, умер по вине врачей. Сестренка часто болела и тоже умерла, и только я выжила.

Но скоро счастье омрачила война. Папа пропал без вести в первый год войны под Москвой в ноябре 1941 года. Начались наши мучения. Мама, пока папа работал, сидела со мной, не работала, в детский сад я не ходила. Маме пришлось работать нянечкой или санитаркой в госпитале, куда привозили раненых с фронта. Меня приходилось оставлять одну дома, чуть ли не привязывая меня к кровати, оставляя здесь же мне какую-то еду. Представляете, как мама переживала за меня. А тетки не помогали, хотя им и самим было нелегко, тоже мужья ушли на фронт. Когда я стала постарше, мама стала брать меня с собой. Я уже умела читать стихи, что очень нравилось раненым. Они угощали меня, кто, чем мог. Об этом мне рассказывала мама. Но я помню, как мама делила, полученный по карточкам хлеб. А наша соседка – старшая тетка (самая вредная и злая) пустила в свою комнату квартирантов. И я помню, как они меня угощали сухим молоком (до сих пор запомнился прилипший к небу порошок).

Потом мама устроилась работать бойцом ВОХР на секретное предприятие (п/я) и меня стала водить в детский садик. Стало ей немного полегче. Зато работа, – какая тяжелая – в любую погоду стоять на посту, иногда на вышках, которые стояли вдоль заводского забора с колючей проволокой. Иногда – в цеху или в проходной. И так она проработала до выхода на пенсию, имея очень меленькую зарплату, но государственную одежду – платье, берет, шинель. Так вот она и одевалась.

Вот закончилась война. Из всех мужчин Ивановых живым пришел только отец Галины. Я помню, как мы все собрались в комнате Галиных родителей, сколько слез было. Мама стала получать на меня за погибшего папу пособие – 18 рублей до 18 лет. Так мы и жили на пособие и скромную зарплату. Но мы с мамой жили очень дружно. Я была послушной девочкой, рано многому научилась делать по дому – уборка, хождение за водой ( на коромысле носила ) на колодец, а потом его переделали на журавль, а затем на колонку.

Училась я хорошо. Мама обязательно мне покупала школьную форму (платье и два фартука – белый и черный), спортивные штаны. Я видела и

понимала, как для нее это трудно. Сама она не имела даже пальто, ходила в ватнике (стеганой телогрейке). По-моему, когда хоронили Леличку (старшую сестру) на фото мама в этой телогрейке. И тогда я решила после 7-го класса идти учиться в авиационный техникум. Подала документы со своей подругой. И вдруг к нам домой приходит мой классный руководитель Юрий Петрович. (Очень хорошо его помню – он тогда только пришел то ли с фронта, то ли с армии, в потертых галифе, сапогах, гимнастерке. Он вел литературу). Он начал маму убеждать в том, что я должна закончить 10-ый класс и пойти учиться в ВУЗ на педагога. А я тогда (как и вы) занималась общественной работой, после смерти Сталина вступила в комсомол и стала секретарем школьной организации. Так вот, моя мамочка, несмотря на такие материальные трудности, заставила меня забрать из техникума документы и вернуться в школу, которую, я и закончила с серебряной медалью и поступила в университет. Стала получать стипендию (чуть больше пособия – 22 рубля, потом 29 рублей, иногда повышенную, не помню сколько). Моей стипендии хватало мне и на обеды, транспорт, учебники. Да я почти весь день проводила в университете, в читальном зале. Дома то у нас и условий то не было заниматься. В такой комнатушке у нас стояла кровать, где мы с мамой спали, старый стол и шкаф, изъеденные жуком-древоедом. А весной нас затопляло, в комнате стояла вода на полу. Когда я начала учиться, мама старалась меня хоть как-то одеть. На выпускном школьном вечере и на первом курсе я носила единственное мамино шерстяное платье. А уже на втором курсе мне купили платье, потом пальто. Я стала ходить на вечера. Мы все так же жили у теток. Дядя – папин брат погиб. У одной из теток муж тоже погиб, а та, которая была незамужняя, жила рядом с нами (общий вход был) и очень издевалась над мамой. Однажды чуть не убила, подкараулила в темноте и ударила поленом по голове… Правда, потом она заболела, и остаток жизни провела в больнице. А мы с мамой вдвоем делали всю женскую и мужскую работу. Сами пилили и кололи дрова, таскали воду. И вот, несмотря на такие трудности, мама не выходила замуж. Сначала она писала письма в Москву, хотела уточнить, что с папой, как он пропал или погиб. Но все было тщетно.

Когда я оканчивала школу, она все-таки встретила очень хорошего человека – вдовца. У него было 3-е детей, но 2-ое жили и учились самостоятельно, а третья - дочь была на год меня старше. Мы стали жить вчетвером. Но к несчастью отец (а я его даже называла папой – ведь мне не приходилось этого делать, как папа ушел на фронт), заболел. Мама делала все, чтобы его вылечить, но болезнь легких тогда еще не излечивалась, и он умер. Сестренка, моя ровесница, окончила училище на портниху и уехала в Ташкент с подругой, там очень хорошо вышла замуж, до сих пор живет там. В Пермь они приезжали с мужем, а год назад умер ее брат, который жил с семьей в Перми. Они с мужем приезжали на похороны, и мы все встречались. И в Ташкент мы тоже ездили (летали тогда), когда Косте было лет 6.

Так вот я хочу сказать, что мама попыталась однажды наладить свою личную жизнь, но ей не повезло. Но и тут она проявила свою доброту и заботу о больном муже и его детях. Сама же она к тому времени очень подорвала свое здоровье. Я помню, когда я училась, по-моему, в 8-ом классе у мамы был инсульт. Я жила одна, ходила к ней в больницу. И еще пару раз она лежала в больнице. А один раз я ее потеряла. Она не пришла домой с работы. Оказывается, она упала в гололед с лестницы и с сотрясением мозга попала в больницу. С тех пор у нее и болела голова, если вы помните…

Вспоминаю то время, когда она работала бойцом ВОХР, именно бойцом, а не охранником, потому что она владела оружием и периодически сдавала зачеты по стрельбе из пистолета и винтовки. Мне запомнилась она – в юбке, гимнастерке с широким ремнем и пистолетом (в кобуре) на талии.

Мы продолжали жить у родственников отца. У нас там было две грядки земли. Мама выращивала огурцы и помидоры. Я помню, как соберем помидоры – я их ела как яблоки. Мне они очень нравились. А когда я приходила в гости к кому-нибудь из подруг, наша еда была – килька с картошкой, а лакомство – булка, посыпанная сахарным песком.

В 1959 году маме предложили работать на стройке дома. Все, кто строили дом, получили в нем жилье. Вы видели этот дом (2-х этажный, 8-ми квартирный). У нас с мамой была комната в 2-х комнатной квартире, куда мы перевезли кровать и стол. Потом мы купили 2-х створчатый шифоньер (вы его помните, Наташка его разобрала и что-то сделала для своей кухни). Затем мы купили маленький диванчик и тумбочку для моих книг. Какая это была для нас радость! Дом тогда был без удобств ( без воды, без отопления, только туалет был в квартире – просто яма, только потом провели воду, газ, отопление). Родители Эдика тоже строили этот дом и получили 2-е комнаты в 3-х комнатной квартире. Так мы и познакомились с семьей Земляницких.

Эдик тогда еще был в армии. Мы с мамой вечерами приходили к ним поиграть в лото, карты. Они очень хорошо к нам относились. Да и наши соседи с уважением относились к маме (это была молодая семья). Никогда не было никаких ссор. А когда у них появился ребенок, я, когда была дома, помогала нянчиться с ним.

Дом находился на окраине города, до транспорта было далеко. Мы ходили через овраг, через поселок Ометьево и мою улицу детства Подометьевскую до трамвая, который шел в город. Было страшно, особенно, когда темнело. Я встречала маму с работы, и мы шли вдвоем. А если я ходила на вечер в университет, то ночевать приходила на старую квартиру, к Галине и своей крестной. Когда их дом снесли, то дали квартиру, где сейчас и живет Галина. А нам за нашу комнату они выплатили небольшую денежную компенсацию.

Вскоре Эдик пришел из армии, и мы познакомились. Его родителям я понравилась (это не только мое мнение) и они хотели, чтобы мы поженились. Я в это время уже оканчивала университет и получила направление на работу – одно из лучших, как лучшая студентка, в г. Калининград Московской области в НИИ космонавтики (по-моему сейчас он носит имя Королева). Это от Москвы 30 минут езды на электричке – станция Подлипки. Я там проходила и преддипломную практику, писала и защищала диплом. А Эдик после армии поступил в училище ГВФ. Однажды в свой отпуск он заехал в Подлипки, (когда я была на практике), разыскал меня, (хотя не знал на каком я предприятии), и очень удивил меня своим появлением там.

А перед самыми госэкзаменами мы решили пожениться. Эдик приехал в отпуск всего на 10 дней, и его отец уговорил в ЗАГСе зарегистрировать нас (а так надо было бы ждать 1 месяц). Регистрация была скромная, даже без обручальных колец и свадебной одежды. Свадьба тоже была скромной, вложения пополам с обеих сторон, гости – только родственники. И опять моей маме пришлось жертвовать для своей дочери – продать наш диванчик, которому мы так радовались недавно. Деньги то нужны были на свадьбу. А после свадьбы и отъезда Эдика мне пришлось ходатайствовать о своем перераспределении, так как Эдику после училища на работу в Москву было не попасть. Вот и решила я проситься на Урал с согласия и совета Эдика. А в Пермь, потому что здесь был мой брат Петя (это один из 3-х детей моего отчима). Он здесь учился и женился. Он то и встречал меня, когда я приехала на работу в Пермь. Его уже нет в живых, но с его женой мы поддерживаем отношения.

Я сейчас себя виню в том, что когда я выбирала направление на работу после окончания университета, мало думала о маме. Хотя я советовалась с ней, и она дала согласие на мой отъезд из Казани. Мне хотелось романтики, самостоятельности, хотя я всегда была самостоятельная и мама не давила на меня.



Опять я хочу подчеркнуть, что она, в первую очередь, думала обо мне, а не о себе. Я ведь могла попросить оставить меня в Казани, при университете. Я не подумала, что маме будет трудно одной без меня, а главное, она очень по мне скучала, даже, когда я была на практике. Хорошо, что вскоре удалось исправить мою оплошность. Когда родился Костя, мы забрали маму к себе, в Пермь. Но опять – это не наша заслуга. Это опять жертвоприношение ради нашего благополучия. И родители Эдика посоветовали тоже самое. Ведь мама тогда еще не знала Эдика, не знала, как сложатся их взаимоотношения. Она бросила работу, не достигнув пенсионного возраста (ей было 49 лет, но стаж более 30 лет), и приехала к нам. Она, будучи неграмотной, понимала, что мне как молодому специалисту, надо делать карьеру. А с маленьким ребенком без ее помощи это было бы невозможно. Только благодаря ей я могла заниматься любимой работой, работать в ночную смену (на ЭВМ приходилось работать и по ночам), ездить в командировки и вырасти от простого инженера до заведующей лаборатории. Я была спокойна – дети у меня с мамой. Она все успевала – вовремя вас покормить, погулять, почитать, поиграть. Я не сидела без содержания, когда вы болели (только 3-и дня, положенные по больничному листу). Она вас и лечила, по часам давала лекарство, приводила вас в поликлинику, а я подъезжала туда с работы. Вечерами, когда приходила с работы, я старалась заниматься с вами, проверяла и помогала по урокам. А мама допоздна проводила время на кухне. И никогда не жаловалась, что устала и что у нее что-то болит. И опять я задним числом себя упрекаю, что я мало заботилась о маме, мало интересовалась ее здоровьем, больше думала о вас. Когда Леня уехал, она очень скучала, писала ему открытки, плакала. Она уже была серьезно больна. Костя спал с ней в одной комнате и рассказывал мне, как плохо она спит по ночам. Ее мучили боли (ведь у нее был рак, а мы не знали еще тогда), причем сильные боли, и опять она терпела, не жаловалась – не хотела быть обузой. Ей никаких обезболивающих уколов не делали. Последний год жизни мама дважды лежала в больнице. Сначала ей сделали операцию – вырезали аппендицит. Но ее самочувствие не улучшилось, она худела, слабела, но врачи ничего определить не могли. Ее выписали домой. Потом ей стало хуже. Я пошла с ней к разным врачам сама. Столкнулась с таким равнодушием со стороны врачей. Только заведующий хирургическим отделением меня поняла, внимательно выслушала, посмотрела маму и определила, что у нее рак слепой кишки и что она ее направит к тому же доктору, что недавно ее оперировал. С ним я встретилась, и он сказал, что ее надо оперировать, но сначала подлечить немного сердце. Операция прошла нормально, но сердце не выдержало потом. Дважды случился инфаркт, и она скончалась. Я двое суток была с ней, и она в свои последние минуты не переставала думать о вас, обо мне. Расспрашивала о Лене, его учебе, о Косте. А мне она сказала: « Как же ты будешь без меня, ведь у тебя грыжа, тебе трудно будет?!». И последние слова: «Я умираю доченька». После я сама уже плохо, что помню. Меня увели сестры, чем-то поили, а потом я не помню, как я дошла до дому. У меня в руках была мамина палочка (она без нее последнее время не ходила). Вот, как во мне сейчас все всколыхнулось. Как я ее сейчас понимаю, когда сама постарела и болезни появились.

Как мы, порой, мало думаем о живых и вспоминаем, когда их уже нет. Я вспоминаю, когда маму выписали после аппендицита, мы затеяли дома ремонт. Решили убрать побелку и наклеить обои. Надо было смыть всю побелку. И даже тут мама помогала нам, не слушалась меня. Маленькая, худенькая, слабенькая – моет стену – вот какая картина у меня перед глазами.

Она никогда не сидела без дела. Ведь когда она стала жить с нами, ей многому пришлось учиться. Например – готовить еду. Основное то она умела готовить. Мы же с ней питались очень скромно на наши деньги – суп, каша, картошка и никаких вторых блюд. И вот она многое освоила и, когда мы приходили с работы, нас ждал готовый ужин. А вас она кормила в соответствии с возрастом, и часто баловала вкусненькой стряпней (помните – вафли, печенья, орешки и многое другое). И еще - она никогда не забывала о ваших днях рождения и всегда старалась что-нибудь купить вам в подарок. Себе она ничего не требовала, чаще из вещей носила мои вещи, которые мне уже не годились.

Кроме того, что мама была скромная, добрая, работящая, она была мудрая. Она, как могла, оберегала наше с Эдиком семейное счастье. Она ведь прожила с нами 22 года. Она находила в себе мужество и терпение не вмешиваться в нашу семейную жизнь, когда между мной и Эдиком происходили какие-то разногласия и ссоры. Ведь жизнь без этого не бывает. И у нас были ссоры, но только между мной и Эдиком. Мама никогда не ссорилась с Эдиком и он старался с ней не ссориться. Если иногда ссора между ними и возникала, то только по поводу вашего воспитания. Бабушка баловала вас, а отцу это не нравилось. Но в этом случае и Эдик правильно поступал. Он все недовольство высказывал мне, а я беседовала с мамой, и все улаживалось. Мама никогда меня не настраивала против Эдика, хотя порой ей не нравилось его поведение, особенно когда он выпьет. Но это вовсе не означает, что она была равнодушна. Она очень переживала, но понимала, что рассудить нас сложно, что мы сами должны во всем разобраться, кто и в чем виноват, и решать все споры, ссоры и так далее сами. Наверное, маме было нелегко с нами, но опять же мы никогда не слышали от нее жалоб, и я думаю, ей было бы тяжелее жить одной без нашей семьи.

Ну вот, наверное, вкратце и все о чем я хотела вам сообщить, вспомнить свою мамочку и в очередной раз попросить у нее прощения за недостаточное внимание к ней и заботу о ней при ее жизни. Надо больше думать о живых, а после потери близких вечно хранить о них память и не забывать. Я думаю, что не зря поделилась с вами своими воспоминаниями и не очень вас утомила.

10.01.2006 года.






скачать файл



Смотрите также:
Воспоминания о маме – бабушке Симе для своих сыновей Константина и Леонида. Земляницкая Тамара Александровна 10. 01. 2006 год
105.5kb.
Новинки нашей библиотеки Для самых маленьких
92.91kb.
Сценарий праздника, посвящённого Дню матери, в 5
81.35kb.
491 от 7 июня 2006 г. О дополнении перечня проектов на 2006 год федеральной целевой программы «Русский язык (2006-2010 годы)», финансируемых за счет средств федерального бюджета, выделяемых по направлению расходов «прочие нужды»
244.18kb.
Марина Михайловна Самко Редакторы: Тамара Ивановна Климова Ответственный за выпуск Ольга Александровна Лященко Б59 Библиографические игры для библиотекарей : методическое пособие
191.48kb.
Никитина Тамара Александровна
15.92kb.
В ростовской области в ред. Областных законов от 14. 12. 2005 №411-зс, от 17. 03. 2006 n 467-зс, от 27. 03. 2006 №472-зс, от 19. 05. 2006 n 487-зс, от 19. 06. 2006 №497-зс, от 12. 07. 2006 n 512-зс, от 14. 09. 2006 №533-зс, от 17
2199.14kb.
Формирование у учащихся потребности в обучении, самообразовании
238.83kb.
Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан, 1998 год, №22, ст. 303; 2006 год, №4, ст. 196; 2008 год, №3, ст. 201; 2010 год, №7, ст. 546; 2011 год, №3, ст. 177;№12,ст. 855
980.19kb.
Краткое содержание 94 серий фильма Махабхарата
135.87kb.
Xxi веке? Как сберечь его душу и жизнь? А вместе с ним наше прошлое и будущее
315.91kb.
Зыкова Екатерина Александровна 2010-2011 учебный год пояснительная записка рабочая программа
355.41kb.