voeto.ru страница 1
скачать файл
Е.В. Курбакова

«Идеология национальности» по Горькому

(«Две души» и «Письма к читателю» в «Летописи»)

Вдохновителем и идеологом журнала «Летопись» (издатель - А.Н.Тихонов, редактор - А.Т.Радзишевский) фактически являлся М.Горький. «Летопись» выходила в свет с декабря 1915 по декабрь 1917 года, в период кризиса, переживаемого не только Россией, но и всей Европой. События мировой войны, как и хозяйственный развал России, принявший характер социальной катастрофы, происходили под знаком национальной идеи. Военная цензура и департамент полиции рассматривали «Летопись» как журнал, имеющий «резко оппозиционное направление с социал-демократической окраской» («в отношении к переживаемой Россией великой отечественной войне журнал «Летопись» следует отнести к числу пораженческих изданий»).

С идеологических позиций направление нового журнала определила статья М.Горького «Две души» (№1, декабрь 1915 г.), в которой автор, давая трактовку «непримиримости мироощущений Востока и Запада», изложил свое представление сущности русского национального характера и сформулировал «отрицательные начала русской психики». Называя европейца «вождем и хозяином своей мысли», а человека Востока - «рабом и слугой своей фантазии», Горький призывает своих соотечественников к «активности, основанной на изучении и деянии, а не на внушении и догмате». Статья «Письма к читателю» (№3, март 1916 г.) явилась оперативным ответом М.Горького на несколько откликов со стороны «гг. собратьев по перу» и ряд писем от читателей на «статейку «Две души». В «Письмах» Горький разоблачает сущность стремления русского человека «отстоять свою «самобытность». «Наше бесправие, безволие и беззаботность человека по отношению к самому себе, к ближнему, к живым интересам своей страны» - так определяет публицист «основную черту» национальной «самобытности». Ситуацию в стране Горький объясняет «отсутствием пафоса чувств». На фоне эпохальных событий в российской истории интеллигенция, расколовшаяся «на две расы» (Н.А.Бердяев), жаждала мистических тайн и религиозных откровений или вооружалась идеями радикализма и марксизма. Теоретики «нового религиозного сознания» (во многом продолжая идею П.Я.Чаадаева) утверждали, что Россия должна отказаться от национального эгоизма, сковывающего ее духовные силы, и «действовать всегда по-христиански», в соответствии с духом справедливости и любви: «в великом споре Востока и Запада Россия имеет обязанность посредническую и примирительную», являясь «в высшем смысле третейским судьей этого спора» (В.С.Соловьев). Большевизм, напротив, неизбежно приводил к «национальному мессианизму» (Л.Троцкий), обрекая Россию на духовную и политическую изоляцию. М.Горький - «буревестник», «буреглашатай» - утверждал необходимость глубоких качественных изменений в жизни российского общества не посредством вооруженного восстания, а путем деяния, созидания, утверждения торжества творящей человеческой воли над обстоятельствами: «Для того чтоб нас не грабили, не унижали, не ездили верхом на наших шеях враги внешние и особенно тяжелые – внутренние враги, нам необходимо заботиться не о мистической «последней свободе», а о завоевании простейших гражданских прав. Надо попытаться сделать страну грамотной и в буквальном и в политическом смысле, необходимо разбудить и воспитать ее волю к жизни». Русский человек должен быть не «блаженным бездельником», а деятельным гражданином великой страны. По Горькому, народу России предстоит огромная и продолжительная работа, для осуществления которой необходимо осознать актуальность деяния, состоящего не в переходе власти из одних рук в другие, а в сломе «парадигмы бытия» страны.
ЖУРНАЛ М.ГОРЬКОГО «ЛЕТОПИСЬ» В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ РОССИИ

М.Горький стал известен читающей России одновременно как журналист и как писатель: его работа в периодических изданиях ведет свое начало с публикации в тифлисской газете «Кавказ» рассказа «Макар Чудра» (№ 242 от 12 сентября 1892 года). Многие произведения Горького, созданные на рубеже веков, обретают известность уже после их опубликования в периодической печати: на страницах газеты «Волжский вестник», нижегородских газет «Волгарь» и «Нижегородский листок». С подписью «Иегудиил Хламида» фельетоны Горького выходят в «Самарской газете», в «Одесских новостях» он помещает свои корреспонденции. Произведения Горького печатают журналы «Русское богатство», «Русская мысль», «Новое слово», «Жизнь». При деятельном участии Горького появляются большевистские периодические издания 1905 года: газета «Новая Жизнь» и сатирический журнал «Жупел».

Журнал «Летопись», инициатором и вдохновителем которого явился М.Горький, возникает в эпоху усугубляющегося кризиса жизни России на фоне мировой катастрофы: ежемесячный литературный, научный и политический журнал «Летопись» издается с декабря 1915 года и со строгой периодичностью выходит в свет по декабрь 1917 года. Тактика позиционирования нового издания была очень грамотной, как с технической, так и с содержательной стороны. Первый – декабрьский – номер «Летописи» дал читателю представление о направлении журнала, а издателю позволил планировать показатели подписки и тиража на следующий календарный год.

Структура первого номера журнала, само название которого акцентирует внимание на фиксации исторически значимых явлений, отчетливо и очевидно представила мировоззренческую позицию редакционного коллектива «Летописи». Примечательно, что эта позиция подана ненавязчиво: первые материалы номера – литературные публикации (стихотворение И.Бунина «Слово», очерки М.Горького «Воспоминания», повесть И.Вольнова «Круги жизни», рассказ А.Замиралова «Кира», стихотворения М.Герасимова и другие) не являют отличительных особенностей издания. Однако статья М.Горького «Две души» (страницы 123-134), а также материалы научного и политического плана (В.Базаров «Единство культуры и национализм», А.Пинкевич «Писарев и естествознание» (к 75-летию со дня рождения), публикации в отделах «Иностранное обозрение» и «Внутреннее обозрение», письмо в редакцию «Нужны ли убеждения?») явились атрибутивными и дали возможность читателю определить направление новорожденного журнала, выявили сторонников и противников, и – главное – пробудили интерес к «Летописи».

Интерес к новому журналу М.Горького проявился большей частью в ярких и оперативных откликах на его «Две души» (статьи Л.Н.Андреева и Е.Н.Чирикова на страницах журнала «Современный мир», № 1, 1916 г.; статья Р.В.Иванова-Разумника в газете «Русские ведомости», № 79, 1916 г.; многочисленные публикации Б.Лаврова и А.Доброхотова в нижегородской прессе). Позиция Горького в его стремлении определить феномен «загадочной русской души» упоминалась и в контексте более поздних событий жизни страны. Так, Н.А.Бердяев в своей книге «Судьба России» (опыты по психологии войны и национальности), вышедшей в свет в 1918 году, главу «Азиатская и европейская душа» начинает примечательной характеристикой не только концепции М.Горького, но и программы «Летописи»: «В первом номере журнала «Летопись» напечатана очень характерная статья М.Горького «Две души», которая, по-видимому, определяет направление нового журнала». Публицистический труд М.Горького под названием «Две души» получил суровую оценку современников: «На страницах всей статьи писателя ни единого бодрого слова о русском народе» (Л.Андреев), «Нельзя безнаказанно оперировать с такими широкими обобщениями, как Восток и Запад» (Б.Лавров), «У Горького все время чувствуется провинциализм, не ведающий размаха мировой мысли» (Н.Бердяев). «Летопись» в целом будет рассматриваться как журнал, выражающий негативное отношение к русской действительности, возводящий «напраслину на русскую интеллигенцию» (А.Доброхотов). Характеристика российской действительности на страницах «Летописи», каждый номер которой объемом 20-25 печатных листов называли «книжкой», была дана не только в аналитических статьях («Текущий момент и перспективы», «Кооперация и продовольственный кризис», «Евреи в высшей школе» и др.). Подбор художественных произведений также был программным: «В людях» М.Горького, «Казимир Станиславович» И.Бунина, «Письма знатного иностранца» Вильяма Симпльтона. Вымышленный автор (Симпльтон – «простак») излагает свое понимание России («бесконечный лес») и русского народа («караван призраков» в состоянии «смертного сна», в котором проходит их жизнь). Это напрямую перекликается с тезисами Горького из «Двух душ»: «Русский человек еще не выработал должной стойкости и упрямства в борьбе за обновление жизни». Рассуждая о европейском и азиатском началах в душе русского человека, М.Горький сводит сущность вопроса к утверждению необходимости «поступка», социального взрыва?, посредством которого будет изменена жизнь в России. Однако самому Горькому присуще некое единство «двух душ»: с апреля 1917 года в газете «Новая Жизнь» он начнет публиковать свои «Несвоевременные мысли».
«Социальный идеализм» М.Горького: педагогические воззрения

(по страницам публицистических выступлений)

Жизненные воззрения М.Горького были чрезвычайно противоречивы. До октября 1917 года - «буревестник революции»; в 1917-1918 гг. - один из самых яростных оппонентов большевизма, но вскоре – деятельный участник происходящих в стране перемен; эмиграция начала 20-х гг. явилась его «порубежьем»; итогом стала позиция «первосвященника сталинизма»1. Каким образом сегодня можно объяснить причины заблуждений и исканий этого, по словам Пастернака, «океанического человека», его, по мнению Л.Толстого, «очень запутанного ума…»?

Величие таланта Горького и масштаб его заблуждений имеют один корень: решимость «создать прекрасного, идеального человека» - «человека, который должен быть»2, основанная на вере в безграничное могущество человека.

Всю свою многогранную деятельность М.Горький неизменно и последовательно посвящал утверждению активного отношения к жизни. В декабре 1915 года по его инициативе в Петербурге начал выходить журнал «Летопись», в первом номере которого Горький поместил свою статью «Две души» - публицистическое выступление, в основе своей явившееся утверждением жизненной необходимости деяния, созидания, утверждения торжества творящей человеческой воли над обстоятельствами. В марте 1916 года («Летопись», №3) в статье «Письма к читателю», отвечая на отклики, составившие дискуссию по поводу статьи «Две души», он писал: «Я не считаю себя человеком, призванным поучать до смерти заученных людей, но я человек, кое-что переживший, знающий русскую жизнь, и я желал бы сообщить результаты «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет» грамотному и вдумчивому русскому обывателю»3. Судьба молодого поколения – судьба будущего России, вопросы образования, воспитания, культуры заслуживают особого внимания Горького4.

В апреле 1917 года, приветствуя итоги февральской революции, Горький пишет: «Русский народ обвенчался со Свободой, - будем верить, что от этого союза в нашей стране, измученной и физически, и духовно, родятся новые сильные люди».5 4 июня 1917 года по его инициативе создается "Лига социального воспитания". 25 июня в Михайловском театре проходит Публичное заседание Лиги. На этом заседании М.Горький произносит речь, текст которой два месяца спустя вышел на страницах «Летописи» (№7-8).

Спорный характер утверждений, изложенных в «Речи», был обусловлен, с одной стороны, сложностью обсуждаемого вопроса – сущность и значение «социального воспитания» - с другой, - противоречиями в мировоззрении самого Горького. По мнению автора «Речи», «каждый из нас, являясь выводом из прошлого и посылкой в будущее», осознает, что «его стремление к новым, лучшим формам жизни, его личное творчество встречает противодействие прежде всего в нем самом, …и только усиленное воспитание воли может освободить человека из рабства фактов прошлого, сделать его творцом новых фактов… Мы должны верить в искренность стремлений человека к лучшему. Без этой веры, без этого чувства социального идеализма мы осуждены на бездействие, жизнь наша теряет смысл» (187). В данном случае Горьким утверждается идея «самовоспитания», индивидуальной ответственности человека за свой выбор. Выражая эту точку зрения, он невольно солидаризируется с позицией, которая прежде вызывала его неприятие: еще в 1905 году (статья «Заметки о мещанстве» в газете «Новая жизнь») он выразил несогласие с «достоевщиной» и «толстовством» - мировоззрением, сущность которого состоит в нравственном самоусовершенствовании и отрицании справедливости утверждения «Если общество устроить нормально, все в один миг станут праведными»6.

В то же время, провозглашая необходимость «широко развить сознание единства интересов всех людей, сознание всемирной, планетарной связи всех со всеми» (188), Горький предлагает создать «дома-школы, потребные детям дошкольного возраста» (190) и излагает свой «утопический план такого учреждения» (189): «Все хозяйство своего дома они ведут сами, сами следят за чистотой и порядком, сами распределяют время работ, занятий, игр. Среди них широко развито выборное начало, существует товарищеский суд и вообще – все, что необходимо для коллективного бытия. В этом учреждении должны быть собраны дети разных классов, в возрасте от 6 до 12 лет, и – чем разнообразнее индивидуумы, тем напряженнее должен идти духовный рост каждого из них» (курсив Е.С.). Не содержится ли в этом утверждении Горького мысль, отрицающая возможность объединения «разнообразных индивидуумов» в единый коллектив: чем разнообразнее индивидуумы, тем сложнее им быть вместе? Примечательно определена Горьким роль «воспитателя» (хотя этот термин в «Речи» не встречается): «Конечно, среди детей должен находиться взрослый, мягко и незаметно направляющий разум, но – только направляющий, а не угнетающий волю» (там же). «В этих условиях ребенок будет жить, как бы играя в «настоящую жизнь», и, пока природа позволяет ему наслаждаться счастьем детства, он остается ребенком. Но в тот момент, когда действительность предъявит ему свои суровые требования, он, воспитанный как хозяин жизни, как свободная личность, - он окажется способным встретить сложные вопросы действительности свободно и умело» (там же). Высказанные в «Речи» идеи М.Горького (которые он сам признавал «утопическими») вскоре воплотились в жизнь. В 1920 году под руководством А.С.Макаренко была основана колония для несовершеннолетних правонарушителей. Это воспитательное учреждение получило имя Горького. Не имея психологических и педагогических рекомендаций в столь ответственном и новом деле, Макаренко вооружился «рекомендациями» Горького и приступил к реализации концепции личности, преодолевающей сопротивление среды. Позже Горький напишет Макаренко: «Огромнейшего значения и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение»7. Один из очерков своего цикла «По Союзу Советов» Горький посвятит Макаренко и его колонии (он побывал там в 1928 году). В 1929 году Горький посетил Соловки и позже в этот цикл включил раздел о «соловецкой идиллии», об успехах НКВД по «переделыванию человека» – таким образом Горький эти «педагогические эксперименты» поставил в один ряд…

В практике советской школы реализовывались многие, высказанные Горьким в «Речи», идеи. «Воспитание должно быть социальным, оно должно стремиться к перерождению инстинктов индивидуалистических в инстинкты социальные» (187). Значит, отказавшись от своего «я», от себя, человек должен стать «колесиком и винтиком единого механизма»? Если и возможно гуманное осуществление подобной педагогической парадигмы на практике, станет ли лучше обществу от того, что индивидуальность нивелируется? Горькому была известна библейская истина, выраженная в призыве: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя», он цитирует и мудрость Гиллеля: «Если я не за себя, то кто же за меня? Но если я только за себя – зачем я?»8. Однако он не приемлет внимания человека к своему «эго». Справедливо видя в фанатизме (обезличивании) «на службе обществу» (187) «одно из наиболее печальных уродств», Горький в то же время отмечает, что «социально воспитанный человек» в «обществе подобных ему совершенно свободен», с этой «средой его связывают инстинкты, симпатии, сознание величия задач, поставленных обществом в науке, искусстве, труде» (там же). «Для человека, который должен быть, - пишет Горький, - жизнь и труд – наслаждение, а не жертва и подвиг». По Горькому, Лига социального воспитания «должна отчетливо сознать священную обязанность», которая состоит в «экономии энергии детей в период ее накопления и развития. Чем больше сумеем мы сохранить эту энергию от бесполезной траты, тем богаче и прекраснее станет будущее человека, тем большее количество творческой работы получит наша земля». Это утверждение даже утопическим назвать трудно … «Энергия детей» должна «копиться» и «развиваться», ее надо «экономить», «сохранять от бесполезной траты» - тогда «земля получит большее количество творческой работы». Создается впечатление, что можно определить вес, объем, плотность этой «энергии»… И нет осознания того, что каждая душа одарена Божьей искрой, и «экономия» энергии не означает «развития» человека. Если беречь энергию и талант ребенка, чуткого к музыке или слову, для рытья котлованов, вряд ли «земля» будет облагорожена этим, как показала история, немалым количеством «творческой работы». Горе тому обществу, где «пироги печет сапожник, а сапоги тачает пирожник…». И воистину горе человеку, когда вне осознания его индивидуальности в таком обществе он востребован только на «общее дело».

Горький предлагает Лиге взять на себя ключевые административные функции в сфере воспитания и образования (можно сказать, дает перечень полномочий будущего Наркомпроса): «Лига вполне сможет «взять на себя организацию издания всех учебников, учебных пособий, сочинений по педагогике, производство всей разнообразной массы орудий педагогической деятельности» (191). Эта инициатива Горького в основе своей означает не столько решимость уничтожить «бесстыдный налог на разум» (лишить издателей учебников тех «миллионов, которые они ныне наживают»), сколько стремление узаконить монополию на истину в последней инстанции.

Даже если иметь в виду только «детей улицы», чье воспитание вынужденно протекает в универсальных для всех (уравнительных) условиях, «утопический план» Горького очень условен. Справедливо отмечая, что Лига – как любое учреждение для детей – «должна быть живым организмом, тонко и глубоко чувствующим все колебания детской души, все потребности маленьких людей, идущих в мир с новой энергией», Горький с учетом своего опыта взросления не мог не чувствовать, что материнское и отцовское влияние (каким бы оно ни было по продолжительности и существу воздействия), роль бабушки и деда (каждый из них оставил свой след в душе ребенка) ничем не заменить. Общество, социум, государство может и должно осуществить, пожалуй, только самую главную функцию – воспитать в каждом человеке ответственность за то, что в будущем ему предстоит привести в мир нового человека, который тоже будет «выводом из прошлого и посылкой в будущее». «Воспитать» – значит, питая, возвышать; а в годы, которые Горький прославил, к нашему прискорбию, в воспитании были иные установки: «гвозди б делать из этих людей, крепче б не было в мире гвоздей…» (Н.Тихонов, «Баллада о гвоздях», 1922 г.).

Опасность реализации на почве российской действительности социалистических идей наиболее отчетливо была осознана после событий 1905-1907 годов. Вышедший в 1909 году «сборник «Вехи», ненавистный Горькому»9, был полностью посвящен отражению драмы русского революционно-демократического сознания. П.Б.Струве в своей статье «Интеллигенция и революция» писал: «Основная философема социализма, идейный стержень, на котором он держится как мировоззрение, есть положение о коренной зависимости добра и зла в человеке от внешних условий, отрицающее идею личной ответственности».10 Н.А.Бердяев в своей статье «Философская истина и интеллигентская правда» отметил ведущие черты русской интеллигенции, к которой принадлежал и Горький: «Любовь к уравнительной справедливости, к народному благу парализовала любовь к истине… Основное моральное суждение интеллигенции укладывается в формулу: да сгниет истина, если от гибели ее народу будет лучше житься, если люди будут счастливее… Оказалось, что ложно направленное человеколюбие убивает боголюбие».11

Сущность всей воспитательной системы в советские годы была сведена к антигуманной позиции власти, взявшей на себя преступную смелость внедрять в сознание человека только «полезную» истину. Это «воспитательное» воздействие сопровождалось преследованием инакомыслия. В 30-е годы Горький писал: «Употребляется ли ради развития сознания человека насилие над ним? Я говорю – да!.. Культура – это организованное разумом насилие над зоологическими инстинктами людей»12. Однако помимо «зоологических» инстинктов человеку присущ неуничтожимый инстинкт поиска истины. Несмотря на многократное употребление в «Речи» слов «свобода» и «свободный» при характеристике Горьким атмосферы жизни детей в учреждениях, которые он предлагает организовать, не может быть свободы без личностного нравственного выбора человека.



Горький неистово верил в возможность «создать идеального человека» и призывал «воспитать из наших детей новое человечество» (191). Какое же место он отводил живой, конкретной личности? Горькому приписывают слова, смысл которых трудно понять без контекста: «Когда желаешь осчастливить сразу все человечество, человек несколько мешает этой задаче»13. Хочется верить, что он осознавал невозможность осчастливить всех, поправ интересы каждого.


1 Мережковский Д., Гиппиус З., Философов Д., Злобин В. Царство Антихриста. Мюнхен. 1922. С.240.

2 Горький М. Речь на публичном заседании «Лиги социального воспитания»//Летопись. СПб.. 1917. №7-8. С.187. В дальнейшем при цитации текста «Речи» Горького будет указан лишь номер страницы.

3 Горький М. Письма к читателю//Горький М. Статьи 1906-1917 гг. СПб. 1918. С.188.

4 Так, в Нижнем Новгороде в дореволюционные годы М.Горький был членом «Нижегородского общества распространения начального образования», решившего, в частности, вопрос строительства школы им. Ф.Шаляпина в деревне Александровка (открыта 14 октября 1904 г.); «Нижегородской секции общества гигиены, воспитания и образования» (иначе называемой «секцией гигиены воспитания и образования местного Общества охранения народного здравия»). В декабре 1899 года Горький был введен в состав комиссии по выработке школьных программ, на его квартире было проведено заседание секции с участием председателя московского педагогического общества, по его инициативе с 1899 года были организованы елки для бедных детей не только в Нижнем Новгороде, но и в Арзамасе и т.д.

5 Горький М. К читателю//Горький М. Статьи 1906-1917 гг. Там же. С.211.

6 Достоевский Ф.М. Сочинения в 2-х тт.. М. 1987. Т.2. С.219-220. (Преступление и наказание, ч.III, гл.V).

7 Цит.по В.И.Баранов. Горький без грима. Тайна смерти. М. 2001. С.123.

8 Горький М. Заметки о мещанстве//М.Горький. Преображение мира. М.. 1980. С.31, 41.

9 Сухих С.И. Заблуждение и прозрение Максима Горького. Н.Новгород. 1992. С.81.

10 Струве П.Б. Интеллигенция и революция//Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. М. 1909. С.162.

11 Бердяев Н.А. Философская истина и интеллигентская правда//Вехи. Там же, с.8.

12 Горький М. Собр.соч.в 30 тт. М. 1951-1955. Т.25. С.239.

13 Цит. По А.Г.Нелькин, Л.Д.Фураева. Литература. Рабочие тетради. Ч.1, М., 2000. с.90.

скачать файл



Смотрите также:
Вдохновителем и идеологом журнала «Летопись» (издатель А. Н. Тихонов, редактор А. Т. Радзишевский) фактически являлся М. Горький
144.74kb.
Редактор-издатель
1678.28kb.
У нас в гостях главный редактор журнала “Ориентир” Михаил Болтунов
50.49kb.
Дни петербургской философии 2012 Первый конгресс российских исследователей религии
298.68kb.
Сочинение «Черты истории государства Российского»
231.91kb.
Лидере А. Г., кандидат психологических наук, доцент кафедры возраст­ной психологии факультета психологии мгу им. М. В
3246.4kb.
Программа круглого стола 16 мая 2012 г. «Экологические проблемы Центрального федерального округа на примере городского округа Железнодорожный (Подмосковье)»
29.53kb.
«В выпуске №7 журнала «Горный вестник Камчатки» в статье «События из жизни камчатских геологов сорокалетней давности»
34.06kb.
Ласкаво просимо відвідати наш сайт, щоб скачати іншу християнську літературу безкоштовно, а також задати питання на нашому форумі
3038.44kb.
Блаженної пам'яті старець паїсій святогорець
11.38kb.
Лабораторная работа №4 Создание компонентов интегрированной библиотеки. Цель
129.35kb.
Основные вопросы, планируемые для обсуждения на конференции
135.4kb.