voeto.ru страница 1
скачать файл

Умный осел

М.Блюдников


 
   ...Говорят, что чем больше появляется в мире врачей, тем больше становится больных. Может они и правы...
   
    Давным-давно, в далеком-далеком прошлом, когда города еще не отстроили после пятой атомной войны, жил да был один умный осел. Ну не то, чтобы умный, но, по крайней мере, не такой глупый как остальные.
    Жил он на развалинах города с давно забытым названием, питался гигантской морковкой, и носил валенки. А носил он их потому, что сильно боялся заболеть. Он не знал, что сильная боязнь заболеть - это тоже болезнь. Иначе стало бы тому ослу совсем плохо. Хотя и так ничего хорошего, если честно, с ним не было.
    И был у того осла ошейник с искусственным интеллектом, который ему очень помогал думать, хоть и толком работал. Точнее, тем и помогал, что молчал. Кто из них был умнее сказать сложно, так как ошейник никогда не говорил, что думает, а осел думал обычно после того, как сделает.
    Как известно, никто не знает какие мысли бывают у ослов, даже сами ослы. Но это все оттого, что умные ослы встречаются гораздо реже глупых. Но не стоит обобщать - даже если Вы видели семь миллиардов глупых ослов, то это не значит, что не существует ни одного умного. Вполне возможно, что Вы его просто не видели или видели лишь в зеркале, но не догадались, что это осел, или что он умный.
    И однажды у осла внутри что-то сжалось. Может душа, может сердце, а может и что-то другое. Да наверняка другое - душу он давно продал, как раз тогда, когда купил ум, а сердца у него отродясь не было - мутант как никак, не положено.
   И решил осел - надо лечиться. И чем быстрее - тем лучше. И совершенно не важно с каким результатом. Ведь главное - пытаться...
    Как известно, настоящим ослам лечится бесполезно, но тот осел, хоть и был до ужаса умным, этого не знал. Более того, он был умен настолько, что не понял своей глупости.
    Как и большинство ослов, этот умный осел решил обсудить происходящее, по возможности с самим собой, ибо другие могли оказаться с ним не согласны. Он сел на муравейник, специально подготовленный для подобных случаев, и стал думать, оценивать ситуацию с разных сторон. Конечно, видел он только одну сторону, а другую считал точно такой же, поэтому ситуация казалась ослу очевидной.
   - Что мы имеем? - спрашивал себя осел, - мы имеем проблему. Глобальную проблему, которую надо решать. Ведь больной осел - это никуда не годится. Совсем никуда, я бы даже сказал ни на что. Даже на мясо.
    Не то, чтобы осел так уж хотел пойти "на мясо", но все равно было обидно.
   - Так я и думал - глобальная проблема, вселенский катаклизм, - решил осел, - на лицо кризисная ситуация.
    Зря он так подумал, конечно, ведь выглядело это, мягко говоря, подозрительно. Тем более что он был хоть и умный, но осел, а потому не знал таких слов. Может быть, это за него подумал искусственный интеллект, а может ослу просто показалось, что он подумал именно так. Но главное, что проблема требовала решения. Желательно незамедлительного.
   - Где я могу найти врача? - сразу же поменял мысли осел - и как я ему объясню, что у меня болит? Ведь я же и сам не знаю? Вот приду я к врачу, а он меня и спросит: "Что болит?". Как я ему отвечу?
    Но долго думать осел не любил - он же был умным и понимал, что толку от этого все равно не будет. А может просто ему надоело сидеть на муравейнике.... Поэтому он на него лег и прохрипел: "врача".
    В старых фильмах, о которых ему рассказывал один соседский осел, в подобных случаях сразу же прибегали помощники и пытались вылечить пострадавшего, часто ценой его жизни. Но, видимо, для ослов это не характерно.
    Поэтому осел встал, отряхнулся и выбрался из подвала самого разрушенного дома самого разрушенного города самой разрушенной страны второго по разрушенности континента и направился на юг. Точнее, он думал, что там юг, так как в том же направлении летели птицы. Но птицы умом не отличались и летели на север.
    Взмахнул осел своими перепончатыми крыльями, попытавшись взлететь, но не смог - то ли оттого, что съел утром слишком много морковки, то ли оттого, что сидел на диете, то ли оттого, что осел. В общем, пришлось ему идти пешком.
    Долго ли, коротко ли он шел - никто не знает. Кроме тех, конечно, кому вид бредущего осла успел надоесть. Для тех он шел, конечно, долго. А для тех, кто его так и не увидел - видимо коротко.
    Но главное, что в один прекрасный момент осел добрался до развалин древнего здания, которое все считали Главным Информаторием. Правда, на самом деле, это был "Музей Глупости", но разве это имеет значение? В конце концов, умное - это ведь хорошо перевранное глупое, только и всего... А перевирать ослы умеют не хуже других, может даже и лучше...
    Подошел осел к развалинам и крикнул громко-громко:
   - Эй, есть кто-нибудь?
    Но никто не ответил.
   - Врача! - крикнул осел еще громче.
   - Лекаря мне! - добавил он через минуту.
    Где-то через час ослу надоело кричать и он отправился дальше. Зря отправился, ведь "Музей глупости" был единственным местом в том городе, где можно найти нормального врача. Пусть и игрушечного, да и вообще не врача, а доктора философских наук. Ну уж какой есть...
    Шел осел, шел и повстречал лягушку. Большую, важную, казавшуюся настолько умной, что с первого взгляда становилось ясно, что она полная тупица.
   - Лягушка, лягушка - ты не врач? - спросил осел на своем любимом ослином языке.. Ну не то чтобы любимом, но единственном, который он знал, а потому самом лучшем в мире.
   - Ква, - ответила лягушка. Вообще-то она могла сказать и что-нибудь другое, но была умной лягушкой, а потому всегда прикидывалась дурой. Нет, конечно, в этот раз она не только прикидывалась, но и была дурой, но кто же знал...
   - Понятно, - кивнул осел, - жаба - она и есть жаба. Ни ослиный не знает, ни правилам вежливости не обучена...
    Зря он это сказал, ведь лягушка могла ему сказать, что врача он мог найти в Главном Информатории. Но не сказала, так как не любила, когда ее называют жабой. Хотя, конечно, была не лягушкой, а именно жабой, просто очень тщательно это скрывала.
    И отправился осел дальше. То ли на север, то ли на юг. А может, конечно, и в совсем другом направлении. Главное, что за пределы города он не выходил, ибо боялся неизвестности. Может и правильно боялся, может нет - неизвестно. Ведь неизвестности боялись все, а кто не боялся - тот уже не мог ничего рассказать. Или не хотел.
    Шел осел шел и размышлял о том, какие бывают врачи. Знал он об этом мало, в основном, от других ослов, которые тоже имели слабое представление о медицине. А потому умный осел высказывался резко, активно пользуясь матом и словами "ну это же очевидно", "как пить дать", "иначе и быть не может". Дискуссия, правда, не очень клеилась, топчась на одном месте. Только изредка разговор напоминал что-то вменяемое.
   - Палач - тоже врач, хоть и почти стоматолог, - говорило одно "я" осла.
   - Да ты что! - возражало другое, - да как палач может быть врачом, если он не пытается сделать пациенту лучше?
   - Так же, как и все остальные медики!
   - Остальные, по крайней мере, вид делают, - настаивало второе "я".
   - А за палача вид делает судья!
   - Точно, - соглашалось другое "я" с первым, обнимаясь, целуясь и держа за спиной кулак. Ну не совсем за спиной, но, в уме уж точно...
    Разрушенный город ничем не отличался от других разрушенных городов и смотреть по сторонам ослу не хотелось. Да и не смог бы он этого сделать, ведь на глазах у него были шоры. Он видел лишь то, что происходит перед ним, считая, что мир только этим и ограничивается. Он не видел бегущих к нему вервольфов, лучших санитаров города, не замечал объявлений о продаже суперлекарств, расклеенных на заборах, не обращал внимания на снующих туда-сюда страховых агентов, готовых взять с него морковку за лечение заранее...
    Все это видел лишь висящий на шее умного осла искусственный интеллект. Он все это видел, но ничего не говорил, так как понимал, что даже умный осел, узнав, что был не прав, способен сделать глупость. Поэтому ошейник просто помалкивал, предоставляя ослу возможность идти куда он хочет. Ошейник действовал по-умному, хотя и, как покажет дальнейшее развитие событий, совершал ошибку. Но ему казалось, что лучше сделать неправильно, стараясь вести себя правильно, чем наоборот.
   И вышел умный осел к большой статуе, единственной сохранившейся во всем городе. Кого изображала статуя никто не знал, ведь у нее не было головы. Да и с остальными частями дело обстояло не очень хорошо - можно было разглядеть только руку, сжимающую то ли меч-кладенец, то ли биту, то ли волшебную палочку. Поскольку сказать точно, кто это, никто не мог, то у каждого была своя версия.
   - Здравствуйте, уважаемый доктор, - вежливо произнес умный осел на своем любимом языке, - вы бы не могли меня вылечить?
   Каменные создания редко способны дать вразумительный ответ, разве что, когда их сильно достают глупыми вопросами могут сделать пару шагов вперед, чтобы внимательнее рассмотреть обидчика. Но чаще всего, в подобных случаях, тревога оказывается ложной - на том месте, где вроде находился обидчик остается лишь мокрое место.
    На этот раз памятник решил постоять на месте, никуда не двигаясь и ничего не говоря. Умному ослу только это было и нужно, ведь если бы памятник заговорил, то сразу стало бы ясно, что это не врач, ну или не такой врач, который хорошо лечит ослов. А так осел спокойно вел диалог со скульптурой, читая ответ по ее глазам, которые не мигая смотрели на него.
   - Что, не хотите меня лечить? - уточнил осел, увидев непреклонный взгляд, - а если я вам станцую? Я ведь танцую лучше, чем пою... А пою я вообще гениально - мне все соседи говорят, что у меня сильный голос. А иногда даже не только говорят, но и бросают разные предметы, чаще всего тяжелые, что ценно вдвойне. Ну так как, будете меня лечить?
   - Нет? Ну пожалуйста, я очень Вас прошу... Ведь у меня что-то болит, хоть я и не знаю что...
   Подобный монодиалог мог бы продолжаться часами, ведь ослы - упорные животные. Особенно упорны они когда нужно совершить какую-нибудь глупость. От издевательства статую спасло лишь появление змеи, мудро выползшей погреться на солнышке.
   Осел, конечно же, не знал, что змеиный яд - это лекарство, а потому постарался сбежать. И это ему удалось, ведь ослы, даже в валенках, бегают быстрее змей. Да и быстрее гепардов, если те усталы, сыты и к тому же сидят на цепи.
    Гепардов поблизости не было, а потому осел вскоре вновь перешел на шаг. Медленный и уверенный шаг осла, не понимающего куда именно он движется, но старающегося никому этого не показать.
    Он шел дальше, туда, куда глаза глядят. Точнее туда, откуда пахнет вкусным. А пахло очень вкусным - морковкой. И, как водится, из ослоловки.
    Ослоловки обычно расставляют сами ослы, иногда для других, но чаще - для себя. Им почему-то кажется, что так жить гораздо интереснее. И чем более умный осел, тем более хитроумные ловушки он себе ставит.
    Была ли эта ослоловка поставлена этим ослом - никто уже не помнит. Да и не имеет это никакого значения, ведь все ослоловки, по сути, одинаковы.
   - Морковка! - обрадовался осел, - а какой запах! Цвет! Аромат!
    И сразу же родилась другая мысль: "Это именно то, что я ищу! Вот оно лекарство!".
    Лекарства стараются делать горьким, ведь пациенты обычно считают, что чем противнее - тем полезнее. Но от вкусного тоже не отказываются... Просто потом матерят врача, а если приходится к слову, то и всех остальных. Таким был и этот осел.
    Он направился туда, куда и должен направляться любой среднестатистический умный осел, ищущий среднестатистического врача по причине подозрения на среднестатистическую болезнь.
    Искусственный интеллект мог бы вмешаться, но не захотел, решив, что не должен лишать осла права совершить ошибку, ведь именно на них ослы обычно и учатся. Не всегда учатся, конечно, иногда ошибку приходится повторять до тех пор, пока возможность совершать ее окончательно не иссякнет.
    Эта ослоловка была довольно простой - совершенно обычный ослофризер с морковным активатором, запахособлазнителем и копытавваленкораспознавателем. Устройство выглядело настолько просто, что осел посчитал, что это слишком глупо для такого умного осла как он. Ну и попался, понятное дело. Хотя он, конечно же, думал, что не попался, а обломал того глупого осла, который ставил эту ослоловку на другого глупого осла.
    Осел укусил морковку, фризер активировался, а осел временно дезактивировался, превратившись в замороженную и не слишком умную глыбу льда с рассредоточенным по периметру неизвестности разумом.
    И тут понял осел, что у него уже ничего не болит. Совсем ничего - ни душа, ни сердце, ни что-то другое. Душа, потому что он ее продал, сердце, так как его никогда не было, а что-то другое - по неизвестной причине.
   - Ура! - воскликнул он, - я - врач! Самый лучший врач в мире!
   
   ...Говорят, что чем больше становится в мире больных, тем больше появляется врачей. Может они и правы...
скачать файл



Смотрите также:
Умный осел М. Блюдников
74.15kb.
Что такое «кризисы» детства и как их пережить ребенку и взрослому Если ваш умный, спокойный и милый малыш превратился в капризного, упрямого, истеричного и непослушного
41.54kb.
16 января 2012 года на классном часе между учениками 3 и 4 классов прошла интеллектуальная игра «Самый умный». Игра состояла из трёх туров. В 1 туре ребята отвечали на вопросы из самых разных областей знаний
39.46kb.
Трусость, беззащитность – Заяц; тупость – Осёл; хитрость Лиса
137.77kb.
"Богатый ребенок, умный ребенок"
3561.06kb.
Ансельм Кентерберийский
48.47kb.
Рассказы Урсула Ле Гуин Белый осел
37.67kb.
Конкурс Эрудитов умный раунд [1 класс]
38.17kb.
Иван герой русских народных сказок дурак или умный? Номинация Исследовательская работа
242.51kb.
Дитя души старинная восточная повесть I
1593.4kb.
Двенадцать любимых моментов работы в gq оставляющего свой пост главреда
25.76kb.
Руководство Богатого Папы по инвестированию
5020.91kb.