voeto.ru страница 1
скачать файл

ЗАО КМУ «Волгосантехмонтаж»
г. Самара

Создание профсоюзной организации

Описание конфликта




Характеристика предприятия.

Предприятие занимается монтажом санитарно-технического оборудования строящихся жилых и промышленных строений. Куйбышевское монтажное управление (КМУ) является самостоятельной организацией, но раньше входило в трест «Волгосантехмонтаж». Трест объединял несколько монтажных управлений: Куйбышевское монтажное управление, Безымянское монтажное управление, Сызранское монтажное управление, Казанское, Саратовское, Пензенское и другие - охватывал все Поволжье. Трест «Волгосантехмонтаж» существует и сейчас. И хотя КМУ - закрытое акционерное общество, часть прибыли они по-прежнему отчисляют тресту, т.к. последний является учредителем и имеет акции КМУ. Кроме того трест иногда находит объекты и распределяет работу между управлениями.

ЗАО КМУ «Волгосантехмонтаж» было образовано в 1987 году. Часть работающих (более половины), являются акционерами, большинство акций у руководства предприятия. Акции ЗАО КМУ не выпущены, сертификатов акций также нет. Рабочие-акционеры не знают какое у них количество акций, некоторые вообще не знают акционеры ли они. Годовых собраний акционеров не проводится. Совет директоров состоит из трех человек: директора и двух его заместителей (один из них как представитель трудового коллектива). По словам начальника управления, прибыли нет. Единственный раз в 1994 году акционерам были выплачены дивиденды (примерно по 30 рублей каждому). Реестр акционеров и даже Устав ЗАО практически недоступны.

Общая численность работающих в настоящее время около 100 человек. Численность работников сокращается из-за снижения уровня оплаты труда. Средняя заработная плата рабочих примерно 1500 рублей, минимальная - 900 руб. Конторские служащие получают около 500 рублей (многие пенсионеры). Зарплата руководителей неизвестна. Общая для всех категорий рабочих тенденция снижения уровня заработной платы - своего рода политика администрации, которая за счет этого (и за счет использования дешевых материалов) снижает себестоимость монтажных работ и пытается получать заказы в условиях развития новых мелких и частных строительных предприятий.

Монтажное управление состоит из двух участков.

Специфика работы предприятия в том, что рабочие по 3-5 человек разбросаны по разным объектам в городе. И редко собираются вместе: практически только раз в месяц во второй половине дня работники приходят в управление за зарплатой, а так как на предприятии задержки - и того реже.

Прежняя профсоюзная организация на «Волгосантехмонтаж» прекратила свое существование в 1985 году. Это был типичный «карманный» профсоюз. Каких-либо разногласий между руководством и профсоюзом не возникало. Начальник управления, являясь властной личностью, «разогнал» профсоюз: говорил рабочим, что профсоюз не нужен, что профвзносы - это лишние деньги, которые зря платят рабочие. Бывший председатель профсоюза занял должность начальника планово-технического отдела, т.е. заместителя начальника управления. Профсоюзная организация распалась.

Начальник КМУ Никитин довольно властная фигура. Более 15 лет руководит управлением. Демонстрирует жесткий авторитарный стиль управления. «Царь и бог», как говорит председатель профкома. Лишь его распоряжения выполняются. Например, исполнявший обязанности руководителя во время отпуска главный инженер не мог выдать зарплату: он не подписал необходимые документы, начальники участков не закрыли наряды, бухгалтерия не стала получать деньги - опасались, решили подождать Никитина.

По мнению работников, на предприятии существует порочная практика, когда руководство предприятия договаривается с заказчиком о том, что в качестве оплаты за часть выполненных монтажных работ предприятию (или, возможно, лично директору) предоставляются квартиры в строящихся жилых домах. За счет продажи этих квартир у предприятия (или у руководителей) появляются дополнительные средства, которые могут использоваться в том числе в качестве доплаты себе или кому бы то ни было. Однако формальных доказательств этому нет, юристу обкома профсоюза необходимые документы (договора подряда) не были предоставлены.
Предыстория конфликта. Создание профсоюзной организации.

Профсоюзная организация появилась как бы случайно: из-за одной реплики.

На предприятии в последние годы случаются задержка выплаты зарплаты. В марте 1999 года зарплата не выдавалась около трех месяцев. Обращение к руководителям предприятия были безрезультатны. Те ссылались на то, что заказчик не перечисляет деньги, и платить нечем. Работники были возмущены отсутствием денег, однако свое недовольство выражали лишь в разговорах между собой. В конце месяца на одном из объектов был аврал: нужно было срочно закончить монтажные работы жилого дома, поэтому почти все рабочие первого участка были собраны на этом объекте. Однажды во время обеда рабочие первого участка говорили об отсутствии денег, о том, что нечем кормить семьи, «перемывали косточки» начальству. Сварщик Александр Трифонов, работает 7 лет, бросил реплику: «..в конце – концов, есть же у нас профсоюз (имелся ввиду обком профсоюза строителей). Можно в профсоюз пожаловаться!» Эту фразу «пожаловаться в профсоюз», «обратиться в профсоюз - он защитит» повторяли в интервью и другие рабочие.

Профсоюз воспринимается как нечто внешнее - не свое: не объединение работников предприятия для согласования с работодателем условий работы, найма, увольнения, оплаты труда и пр., но как внешняя сила, которая может помочь рабочим отстаивать свои права, которая может противостоять диктату работодателя. То есть первоначально речь шла не о создании профсоюзной организации на предприятии, но об обращении за помощью в одну из инстанций - профком. Такое понимание профсоюза, как одной из властных параллелей (причем не самой сильной), для некоторых рабочих актуально и сейчас.

Предложение Трифонова, обратиться в профсоюз, было поддержано рабочими, но идти в обком никто не хотел. Работники своеобразно делегировали Трифонова: «Ты сказал - ты и иди!» Трифонов согласился. И на следующий день, пораньше закончив работу, вместе с другим сварщиком Абдулкиным, он отправился в обком профсоюза. Важно! Рабочие его бригады «прикрыли» их.

Интересно, что настоящий председатель профкома через полгода не помнит точно фамилию того, с кем они ездили на первую консультацию в обком. Другое замечание связано с тем, что количество членов профком сократилось с 7 человек при создании до 4 человек в настоящее время. Причем члены профкома сейчас с трудом вспоминают, кто были членами профкома раньше. Складывается впечатление, что профсоюзная работа интересна Трифонову самому. Все другие члены профкома могут меняться. Коллектив предприятия поддерживает профсоюз, когда речь идет о задержках зарплаты. Но не воспринимает как организацию, которая может вести переговоры об уровне зарплаты на предприятии. Профсоюзная организация мыслится работниками не как гарант стабильности выплат зарплаты и повышения уровня оплаты труда, но как рычаг (единовременный акт) давления на работодателя с целью ликвидации задержек выплат. Профсоюз - как бы временная мера. Цель и смысл профсоюзной работы по-разному видится работникам и председателю профкома, который в значительной мере черпает представления о профсоюзной работе от заместителя председателя обкома.

В обкоме делегаты беседовали с заместителем председателя. Трифонов сообщил о ситуации с выдачей зарплаты в управлении. Заявил, что рабочие КМУ хотят создать профсоюзную организацию, мотивируя тем, что уже невозможно терпеть начальника монтажного управления. Шаменов объяснил процедуру создания профсоюза на предприятии, порядок вступления профсоюзной организации в отраслевой комитет, дал нужные бланки, рассказал какие документы необходимо подготовить.

Недовольство рабочих касалось не только задержки заработной платы. Рабочим сварщикам давно не выдавались спецодежда, рукавицы. Молоко за вредность давным-давно перестали выдавать, но при начислении зарплаты стоимость молока включалась. Сейчас эта компенсация также происходит, однако размер этой надбавки настолько низок, что на такие деньги купить молоко нельзя.

На объекте будущий лидер профкома рассказал о своей встрече, рабочие решили, что организовывать профсоюз будут. Все рабочие с участка Трифонова написали заявление о вступлении в профсоюз, кроме двоих человек - начальник участка и бригадира (любимчика и «осведомителя» администрации). Несколько рабочих со второго участка, которые работали поблизости, также написали заявление. Руководству и начальникам участков не предлагали вступать в профсоюз, начиная с менеджеров среднего уровня, но оба мастера вступили в организацию. Трифонов получил в обкоме инструкции-пожелания, чтобы руководители подразделений не принимать в организацию: «пока, чтобы был рабочий костяк». По мнению Шаменова, если руководители предприятия войдут в профсоюз в самом начале его становления, то они будут оказывать давление на рядовых членов и проводить собственную линию в профсоюзной организации.

Для утверждения профсоюзной организации нужно было провести организационное собрание. При первой встрече Шаменов предложил провести его в зале обкома профсоюза. Трифонов пригласил рабочих на собрание, которое было назначено через день. Пришли в основном работники с его участка и несколько человек со второго участка - всего собралось около 30 человек. (Формально для избрания профсоюзного комитета достаточно было 15 членов профсоюза.) Фактически вел собрание Шаменов. Заместитель председателя профкома рассказал о работе и достижениях обкома профсоюза строителей. Собрание приняло решение о создании в КМУ профсоюзной организации. Трифонов был избран председателем профкома. Оформили протокол собрания. Так 26 марта 1999 года была создана профсоюзная организация в КМУ «Волгосантехмонтаж». Здесь же на собрании написали заявление о вступлении в обком профсоюза строителей. 29 марта обком рассмотрел вопрос о вступлении новой профсоюзной организации в состав профсоюза работников строительства и промстройматериалов РФ.

В течение трех дней Трифонов обошел все подразделения КМУ и предлагал рабочим вступать в профсоюзную организацию. Первоначально в профсоюзе числилось 63 человека из 115 работающих в управлении - это общая численность, включая начальника предприятия, а также сторожей, уборщиц. Все делалось очень быстро, чтобы руководство управления не успело надавить на рабочих, заставить их не вступать в профсоюз.

Профсоюзная организация КМУ была зарегистрированы в отделе юстиции администрации. Через неделю Трифонов и Шаменов пошли к руководителю предприятия, чтобы сообщить о создании профсоюзной организации, заместитель председателя обкома представил начальнику КМУ председателя нового профсоюза, были предоставлены регистрационные документы. Организация профсоюза в КМУ проходила в тайне от руководителя предприятия. Никитин и присутствующие два его заместителя были потрясены тем, что без их ведома проведена большая организационная работа. Дело в том, что в этот период один из бригадиров, который был «осведомителем» администрации, работал на другом, выгодном объекте, а начальник участка - брат Трифонова - ничего не говорил руководству. На Трифонова стали оказывать давление. Фраза начальника «я с тобой власть делить не собираюсь» говорит о том, что руководство почувствовало угрозу своему неограниченному влиянию на коллектив.

После представления под руководством заместитель председателя профкома Трифонов, как председатель профсоюза, обращался к руководству с требованием выплаты заработной платы, угрожал подачей исковых заявлений в суд. (Якобы существует Указ президента РФ о том, что по требованию трудового коллектива руководитель предприятия, умеющего задержки заработной платы свыше двух месяцев, может быть снят с занимаемой должности.) В результате его действий, как считает председатель профкома, через две недели в середине апреля была выплачена зарплата за три месяца.

При всех важных встречах Трифонова с начальником управления присутствовал, поддерживал заместитель председателя обкома. С его мнением и аргументами считались не только потому, что они были основаны на хорошем знании законов, были соблюдены необходимые формальности. Авторитет Шаменова в деле организации профсоюза в КМУ объясняется тем, что раньше он работал в тресте «Волгосантехмонтаж», общался с Никитиным как с руководителем одного из структурных подразделений треста.

Через несколько месяцев начальник управления привык (смирился) к требованиям лидера профсоюзной организации, и даже реагировал на его устные обращения. Например, стали ежемесячно выдавать рукавицы. Что касается спецодежды, приказом начальника управления своевременность покупки была вменена в обязанности начальников участков. Тон общения с председателем профсоюза сменился на оправдательный.
Не только рабочие, но и работники «конторы» (бухгалтерия, плановый отдел и пр.) испытывают давление со стороны начальника управления лично и руководства предприятия. Женщины из отделов на словах поддерживают создание профсоюзной организации, соглашаются с требованиями председателя, но вступать в организацию не собираются. Даже когда председатель профкома заверил их, что состав профорганизации никому не будет известен («списки-то я никому не покажу»), они отказываются демонстрировать поддержку (подписывать) требований профкома, боятся, что их уволят или заставят уволиться. Объяснения председателя профкома о том, что нельзя уволить работника без согласия профсоюзной организации, также не возымели действия.

Интересно, что эти конторские служащие имеют самый низкий уровень зарплаты на предприятии. Здесь проявляется странный феномен. Наиболее низкооплачиваемые, самые ущемленные категории работников более других беспокоятся за свои рабочие места. Не потому, что они мало знают, не потому, что им трудно будет найти другое место работы. Но потому что они слишком мало имеют (зарплата). Многие сварщики, получавшие до 2000 руб. в месяц, уволились из-за низкого уровня оплаты труда. Но женщина-бухгалтер, получающая 400 рублей, боится потерять и это. Чем меньше работнику платят, тем бесправнее он себя чувствует!

Уникальность ситуации.

Обстоятельства, препятствующие организации профсоюза.

1) Рабочие КМУ разбросаны по различным объектам области и практически не собираются вместе. 2) Большие полномочия, авторитет и способы властного давления на рабочих со стороны начальника управления. 3) Слабая информированность, юридическая неграмотность, низкий уровень солидарной активности работников предприятия. Невысокие организаторские таланты профсоюзного лидера.

Обстоятельства, которые способствовали созданию профсоюзной организации.

1) Все рабочие первого участка работали вместе на одном объекте. Объект, на котором работал второй участок, располагался поблизости. 2) Недовольство по поводу трехмесячной задержки зарплаты было высоким. 3) «Агент» руководства управления отсутствовал на объекте, и начальник управления не знал о готовящемся создании профсоюза. 4) Уникальная позиция лидера профорганизации. Он работает обычным сварщиком, потому на него легко можно было бы оказать давление со стороны администрации за счет снижения зарплаты (например, поставить бригаду на невыгодные участки работы, или инкриминировать нарушение трудовой дисциплины - отсутствие на рабочем месте, когда он бегал по профсоюзным делам). В то же время его брат, работая начальником участка, из родственных чувств не мог позволить снижения зарплаты. Кроме того, через брата Трифонов понимал ситуацию в руководстве предприятия. Хотя в обратную сторону этот канал информации не работал: председатель профкома не обращался к руководству через брата, тот в свою очередь не сообщал руководству о планах и действиях профсоюзных активистов. 5) Самое главное. Огромная организационная помощь обкома профсоюза.

Если бы все эти факторы не собрались вместе, то, возможно, профсоюзная организация в КМУ так и не появилась бы.

Первоначально при создании профсоюза важнейшим фактором было «защищенное» положение профсоюзного лидера. Затем, «выживание» профсоюзной организации во многом было обеспечено поддержкой обкома профсоюза работников строительства и промстройматериалов. Какую-то роль сыграл и интерес научных работников (сотрудников ИСИТО) к работе профсоюзной организации: воодушевление и ответственность профкома за свою работу повысилось.
Конфликтная ситуация.

Поводом для конфликтов между профсоюзной организацией и руководством управления выступают задержки зарплаты. В феврале 2000 года на предприятии была задержка выплаты заработной платы более 3 месяцев. Это уже не первый случай за этот год: весной была трехмесячная задержка, послужившая толчком создания профсоюзной организации, второй раз двухмесячную задержку выплатили в августе. И вот с декабря месяца рабочие КМУ не получали зарплату. Администрация утверждает, что заказчики должны были заплатить, но не платят.

На устные и письменные обращения профкома руководитель КМУ ответствовал, что средств на выплату зарплаты на счету предприятия нет. Далее под руководством и при непосредственном участии заместителя председателя обкома профсоюза Шаменова началась «бумажная война». Эта тактика использовалась и при предыдущих задержках. Профсоюзные лидеры строго придерживались рамок закона, и каждый раз сообщали начальнику КМУ, согласно какому закону или Постановлению они так действуют. Все обращения с требованием выплаты заработной платы делались в двух экземплярах и фиксировались у секретаря. Отказы или объяснения начальника просили изложить в письменном виде. Все заседания профкома с той или иной повесткой дня протоколировались и служили основанием для обращения в судебные и исполнительные органы. Запросы руководству составлялись на бланках обкома профсоюза («для солидности»), скреплялись печатью обкома («чтобы быть более веским документом»).

Председатель профсоюзной организации КМУ вместе с заместителем председателя обкома профсоюза написали исковое заявление в суд о задержке заработной платы (это второй случай в работе нового профсоюза). Заявление было зарегистрировано в районном суде города, копия заявления была предъявлена начальнику управления. Однако профсоюзные лидеры рассматривают судебный иск как устрашающую меру: они намерены забрать заявление, как только зарплата будет выплачена, или они получат гарантии ее выплаты.

И действительно, через три дня после получения начальником КМУ копии искового заявления зарплата была выплачена полностью за три месяца. В случае с КМУ такой метод устрашения оказывается эффективным. По мнению председателя профкома, начальник управления боится привлечения внимания исполнительных органов к финансово-экономической деятельности предприятия, могут открыться махинации с оплатой монтажных работ квартирами. Первый раз исковое заявление в суд было подано по вопросу двухмесячной задержки в июне 1999 года. Тогда председатель профкома работал на отдаленном объекте за пределами города. В течении недели начальник управления ежедневно приезжал на удаленный объект и уговаривал сварщика отозвать исковое заявление, ведь задолженность была погашена. Трифонов заявление не отозвал, но в день, когда было назначено судебное разбирательство, по совету Шаменова, председатель профкома отказался от своих претензий, отозвал исковое заявление и было заключено мировое соглашение.

Та же тактика была использована при заключении коллективного договора. Несколько месяцев назад профсоюзный комитет КМУ предоставил руководству проект коллективного договора, предложил начать переговоры по проекту, назначить срок собрания трудового коллектива. Такая активность нового профсоюза обескуражила руководство, особенно пункт о минимальном размере заработной платы, который предусматривал оплату в размере 1500 рублей - это чуть ниже средней зарплаты на предприятии. В устной беседе с председателем профкома начальник управления на повышенных тонах заявил, что минимальная заработная плата установлена правительством 83 рубля, и он готов ее гарантировать. Требования профкома он посчитал просто наглостью. Более того председатель профсоюза потребовал предоставить данные о балансе предприятия, численности работников, объеме выполненных за год работ и финансовые документы выполненных и заключенных договоров подряда, что, по мнению профкома, необходимо для обсуждения размера минимальной зарплаты. Никитин был шокирован: важнейшие документы предоставлять простому сварщику и членам профкома, т.е. они станут доступны всем!

Профсоюзные лидеры (Шаменов и Трифонов) обратились с жалобой в правовую инспекцию, т.к. в установленный законом семидневный срок работодатель не приступил к переговорам по заключению коллективного договора (первым шагом является создание комиссии по коллективному договору). Копия жалобы была передана начальнику управления.

Приказ о создании комиссии по заключению коллективного договора был-таки издан. Жалобу забрали. Однако комиссия ни разу не собиралась. Профком сообщил (написал и зарегистрировал у секретаря соответствующее заявление) начальнику КМУ, что при наличии разногласий должен быть составлен протокол разногласий и создана согласительная комиссия, но так как этого не произошло, то профсоюзный комитет обратится в суд с требованием расторжения контракта с руководителем в связи с препятствиями заключению коллективного договора. Никакого ответа на эту угрозу не последовало. Согласительная комиссия не собиралась. Однако в устных беседах обоих профсоюзных лидеров с руководством КМУ было достигнуто соглашение, что минимальную зарплату возможно установить где-то на уровне 900 рублей, но никаких решений принято не было.

Последнее исковое заявление в том числе включало жалобу на начальника управления за бездействие по заключению трудового договора (поэтому несмотря на выплату задержанной зарплаты исковое заявление пока не отозвали). Интересно, что заседание профкома по вопросу обращения в суд проходило после того, как исковое заявление уже было написано и зарегистрировано. Причем, на это мероприятие пришли ишь двое членов профкома, формально не было кворума. Тем не менее, заседание было проведено. Рассматривался вопрос о систематических нарушениях КЗоТа начальником управления, среди них:


  1. задержки заработной платы

  2. невыполнение предписаний правовой инспекции о добровольном переводе на контракты

  3. тарифные ставки, график отпусков и работа в выходные и праздничные дни не согласовывается с профсоюзом

  4. профкому не предоставляется помещение - ущемляются права первичной организации

  5. руководитель затягивает сроки заключения коллективного договора и не предоставляет информацию о финансово-экономической деятельности предприятия.

На основании этих нарушений профсоюзная организация намерена обратиться в суд с требованием рассмотрения вопроса о расторжении трудового договора с руководителем КМУ. Таким образом, в условиях низкой солидарной активности работников профсоюзу с трудом удается соблюдать формальности и приходится больше надеяться на судебные органы, нежели на коллективные протестные действия коллектива.

Надежды председателя профкома в связи с колдоговором связаны еще и с тем, что после его заключения Трифонов может стать освобожденным профсоюзным лидеров, что предусматривает проекта договора. Ему хочется больше заниматься профсоюзной работой, он вошел во вкус. Кроме того, получив доступ к информации о договорах управления, ему интересно разобраться, как работает предприятие, каковы механизмы начисления зарплаты, расчета стоимости рабочей силы на предприятии. Тогда, считает председатель профкома, начальник управления должен будет «поделиться с ним властью». Это будет победа!


На наш взгляд, подоплека конфликта лежит не в задержках зарплаты, а в нежелании руководства небольшого предприятия потерять свое влияние на коллектив, иметь внутри «контролирующую» структуру. Никитин умел работать с прошлой профсоюзной организацией, использовать ее и даже «закрыть». Теперь же ему не хочется заниматься всей этой работой снова, тем более когда председатель профкома - простой сварщик - занял конфронтационную позицию к руководству. Пришел в противоречие авторитарный стиль руководства и договорные формы установления взаимоотношений в трудовом коллективе. Можно сказать, что «цивилизованные» способы взаимодействия заставляют начальника отходить от авторитарно-патерналистского способа руководства. С другой стороны, руководителю сложно перестроиться с личностно -дифференцированного подхода в управлении к формализованному способу установления отношений.

Наверняка, существовали объективные причины задержек зарплаты. Поскольку задержки столь часты (3 раза в год), создается впечатление, что такова специфика работы предприятия (или руководства): особенности расчетов с заказчиками, нерегулярность сроков поступления денег. Чтобы столь быстро и полностью выплатить задержки, начальнику управления пришлось использовать личные неформальные каналы. Но практикуемые методы не сработали с лидером нового профсоюза. Их взаимоотношения не приняли личного (пусть негативного) характера, формальный (бумажно-бюрократический) способ общения доминирует. Его успешно применяет (при помощи обкома) профсоюзный лидер, но им не умеет пользоваться руководитель управления.

Почувствовав подрыв своего влияния на трудовой коллектив со стороны новой профсоюзной организации, начальник управления принял ответные меры.

В настоящее время численность членов профсоюза около 30 человек (в апреле 1999 года было 63). Многие рабочие уволились по причине снижения уровня заработной платы на предприятии. Дело в том, что рынок строительных услуг города развивается, и наиболее предприимчивые, квалифицированные, активные работники, которые были активистами профсоюзной организации, теперь могут найти более высокооплачиваемые рабочие места на других предприятиях, как правило, в небольших частных фирмах. Профсоюзные активисты «выдавливались» администрацией с предприятия: через начальников участков и мастеров им передавали пожелание Никитина уволиться: «нам такие работники не нужны». В профсоюзном комитете, состоявшем раньше из 7 человек, сейчас осталось лишь четверо: все кроме председателя - новенькие.

Теперь новые работники принимаются в управление на договорной основе сроком на 2-3 месяца. Вновь принятые чувствуют себя неуверенно на временном рабочем месте и стараются продемонстрировать свою лояльность руководству, в том числе своим отказом вступать в профсоюзную организацию (хотя Трифонов их агитирует). Администрации, в свою очередь, очень легко не продлевать контракт с работниками, которые активно участвуют в работе профсоюза. Общая численность работников управления также снижается: в марте уже около 90 человек.
Позиция руководства предприятия.

Благодаря обращениям профсоюзов в суд, руководство КМУ вынуждено считаться с требованиями профсоюзной организации. Однако, складывается впечатление, что ситуация функционирования управления такова, что задержки заработной платы являются условием его работы. Руководители просто не могут обеспечить их неповторения в будущем. В вопросе заключения колдоговора используется тактика затягивания его принятия. Исчерпав методы психологического давления на профсоюзного лидера, администрация разными способами старается упрочить свое влияние на коллектив, лишить профсоюзных активистов поддержки в массах.


Реакция трудового коллектива.

Рабочие управления с энтузиазмом, скрываемым от начальства, поддерживают профсоюзного лидера, оказывают моральную поддержку в вопросах выплаты задержек зарплаты. В остальных вопросах: заключение колдоговора, предоставления финансово-экономической информации о деятельности предприятия и пр. - реакция работников слабая. Рядовые работники не очень понимают, зачем нужен колдоговор. Особо удивляет не слишком активная поддержка в вопросе определения уровня минимальной заработной платы. Авторитет (в то же время самоуправство) руководителя управления для работников высок: фразу «Никитин - царь и бог» повторяли некоторые работники управления. Специфика работы, заключающаяся в территориальной разбросанности рабочих по разным объектам, не способствует проявлению солидарности. На данном предприятии мы обнаруживаем деятельность профсоюза не как солидарные действия рабочих, профсоюз предстает как своего рода правоохранительный орган защиты прав рабочих.

В то же время рабочие «прикрывают» своего лидера. Когда Трифонов вынужден отлучаться со своего участка по профсоюзным делам, то договариваются, в случае появления начальства из конторы рабочие будут говорить, что сейчас он варит где-то в подвале или на чердаке, куда трудно пройти. Хотя руководители среднего уровня знают, где находится председатель профсоюза, но относятся к этому лояльно: они знают, что Трифонов хорошо работает, их больше беспокоит, когда их подчиненные в рабочее время бегают за водкой. Бригада также относится к отлучкам с пониманием: это никак не отражаются на зарплате сварщика.
Позиция профкома.

Фактически, профком - это его председатель, который во всех случаях полагается на мнение лидеров обкома профсоюза. Влияние заместителя председателя обкома профсоюза с момента создания первички и на всем протяжении конфликта огромно.



В своей работе Трифонов более ориентируется на вышестоящую профсоюзную структуру, нежели на трудовой коллектив предприятия. Большая часть его активности направлена на обращение во внешние инстанции. Разъяснительная, агитационная работа внутри управления ведется довольно слабо, потому первоначальное количество членов профсоюза сократилось, а новые работники не спешат пополнить ряды профсоюзной организации.
Позиция обкома.

Большую часть работы по составлению документов и обращению в те или иные инстанции выполнял заместитель председателя обкома профсоюза работников строительства и промстройматериалов, ведь председатель первички должен был еще и работать. От обкома исходила инициатива обращения в судебные инстанции. Именно такая стратегия (довольно удачная в нашем случае) применяется обкомом строителей, она выбрана ведущей. Хочется заметить, что при обращение к посредникам (суд, правовая инспекция, инспекция по труду) профсоюз занимает активную, но несколько отстраненную позицию. Он вместе с работодателем полагаются на решение третьих органов, тем самым принимая их авторитет в решении этих вопросов. В таких случаях не используются собственно профсоюзные методы защиты своих прав (переговоры, рабочая солидарность, активные формы протеста), не вырабатываются новые формы диалога с работодателем, а используются методы и процедуры других органов, которые называются «цивилизованными». Все это свидетельствует о низком авторитете профсоюза как у работодателей, так и среди работников. В то же время председатель обкома сетует на низкий уровень культуры диалога у большинства руководителей строительства, на нежелание искать компромиссные решения конфликтных ситуаций. То есть, профсоюз не находит партнера для диалога. Таким образом, обращение во властные инстанции не является эффективной формой диалога с работодателем, но фактически используется, как способ представить себя как равноправного участника установления договорных отношений с работодателем.
скачать файл



Смотрите также:
Создание профсоюзной организации
195.3kb.
В период между профсоюзными собраниями постоянно действующим выборным коллегиальным органом первичной профсоюзной организации моу пугачёвская сош является профсоюзный комитет. Срок полномочий профсоюзного комитета 3 года
44.25kb.
На профсоюзном собрании мбоу сош с
377.82kb.
О первичной профсоюзной организации моу петровской средней общеобразовательной школы I. Общие положения
198.92kb.
Положение о первичной профсоюзной организации моу сош с. Долина Саратовской области Федоровского района
194.97kb.
Примерная циклограмма работы первичной профсоюзной организации Московского района г. Казани на 2008/2009 уч год
41.93kb.
Коллективный договор муниципального образовательного учреждения общего образования
225.44kb.
Первичной профсоюзной организации о состоянии профчленства по итогам квартала 201 года
13.45kb.
Территориальной профсоюзной организации на сентябрь 2013 г. № п/п Мероприятие
91.82kb.
1 Первичная профсоюзная организация школы объ­единяет учителей, воспитателей и других работников, являющихся членами Профсоюза, и состоящих на профсоюзном учете в первичной профсоюзной организации школы
188.18kb.
Коллективный договор муниципального бюджетного учреждения культуры
203.75kb.
Отчет о работе профсоюзной организации гбоу сош 1935 до №1
61.22kb.