voeto.ru страница 1страница 2страница 3
скачать файл

,Сегодня я расскажу вам, дети, о бараке. Садитесь поудобнее, рассказ мой будет длинный…

Часть первая. Вступительная. Тибет. Лхаса. Долгая дорога в дюнах.

«В стародавние времена жил в Тибете странный человек – чудодей и грубоватый философ по имени Дунгпа Куенглез. Однажды, придя на берег ручья под видом бродяги, он увидел там девушку, набросился на нее и попытался овладеть ею. Дунгпа уже приближался к старости, а девушка отбивалась яростно, ей удалось вырваться и убежать. Дома она рассказала матери обо всем, добрая женщина очень удивилась – никого не заподозришь в содеянном. Она велела дочери описать злодея, и удивилась еще больше, когда поняла, что это сам Дунгпа Куенглез – эксцентричный святой лама, которого встречала она во время своих паломничеств.

Мудрая женщина принялась размышлять над странным поведением святого человека – общепринятые принципы морали, которыми руководствуются простые люди, нельзя применять к святому человеку. И велела она дочери пойти обратно к ручью, поклониться ламе в ноги и выполнять все, что он пожелает – ибо человек, которого она видела – великий Дунгпа Куенглез и все, что он ни делает, - хорошо.

Девушка вернулась обратно, нашла ламу сидящим на камне в глубоких размышлениях, поклонилась ему и объявила, что она полностью к его услугам. На что лама пожал плечами и ответил: «Дитя мое, женщина не возбуждает во мне желаний. Однако великий лама из соседнего монастыря умер в невежестве, я видел его дух, бродящий по бардо и направившийся в направлении плохого рождения. Из сострадания хотел я обеспечить ему человеческое тело, но его дурными поступками перевешаны хорошие, - ты убежала и, пока была в деревне, произошло совокупление ослов на том поле. Великий лама скоро родится осленком».

Приехав в аэропорт славного города Катманду, мы обнаружили, что «вас здесь не стояло» - сначала на рейс Катманду-Лхаса регистрируются вчерашние пасcажиры, а остальные – may be tomorrow. Колоритный француз (из вчерашних пассажиров) очень экспрессивно рассказал мне, как вчера их зарегистрировали на рейс, забрали багаж в обмен на багажные квитанции, а потом они ждали до 9-ти часов вечера вылет, не дождались, вместо этого им выдали обратно багаж и попросили приехать завтра… Не хотелось бы повторить их участь. Мы образовали стойкую оборону – очередь сразу за «вчерашними». Не знаю, все ли пассажиры нашего рейса улетели вместе с нами в Лхасу, но меня это и не очень волнует, мы улетели…

*****


2 дня мы провели в Катманду. Город произвел довольно странное впечатление. Город, где вдруг отовсюду убрали слово «Royal». Вслед за словом исчезло и понятие. Жаль, все меньше в мире остается монархий. Чем вам не еще одна гримаса глобализма? В Непале поступили в лучших российских традициях образца 1917 года – короля не просто свергли, его убили, не оставив приверженцам монархии ни тени надежды. Все это случилось в 2006 году. И что стало с печным отоплением? Он больше не королевский – этот город. Больше нет Короля, нет Непальских королевских авиалиний, нет Королевского дворца.

Может быть некоролевский статус, а может быть всему виной сезон дождей, - он еще не закончился, – кучи мусора (проще говоря, отходов) типа картофельной шелухи и прочее валяются прямо на тротуаре, и никто не спешит их убрать немедленно. Дождь идет каждый день и каждую ночь. Что, конечно, не добавляет очарования грязноватым по жизни и тесным улочкам. Кучи мусора, растущие по мере отдаления от центра Тамеля, размокшие и благоухающие так, что даже местные жители брезгливо прикрывают носы платками, с трудом обходя их по хлюпающей грязи.



В первый же вечер мы не нашли Тамеля! Тамель – туристический район в самом центре города. Практически все небольшие и недорогие отели находятся в Тамеле, в том числе и наш Норбулинк. Мы прилетели вечером, а когда вышли из отеля в поисках ресторанчика для ужина, темнота стояла полная и окончательная. Это нас отчасти извиняет. Мы около получаса проблуждали по окраинам Тамеля, на наших глазах закрывались лавочки, задвигались металлические жалюзи, улицы все больше погружались во мрак. И наши надежды поужинать таяли с каждой минутой. Наконец, путем перебора, мы добрались до центрального тамельского перекрестка, вздохнули с облегчением - теперь все понятно, мы все-таки в Катманду. Каким-то чудом мы вскочили в отходящий поезд – нашли кафе, где нам показалось вполне прилично, и оно еще не было закрыто. Впрочем, ушли из него мы последними.

Довольно быстро мы научились уворачиваться от всякого рода транспортных средств, их на узеньких улочках многовато – машины, мотоциклы, велорикши, велосипеды. Не всякий автомобиль рискнет сунуться в центр Тамеля, разве что такая «как Ока» с гордой надписью на попе «типа Suzuki». Правда, пару раз мы видели европейские автомобили. Первый был наш, московский джип – Toyota Land Cruiser, за рулем настоящий пацан, он проехал несколько тысяч разных километров и, несомненно, заслуживал уважения. Другой автомобиль – Mitsubishi L200 с австрийскими номерами.

Чем были заняты наши два дня в Катманду? Встречались с Dawa Sherpa - менеджером Asian Trekking, с которым я переписывалась при организации экспедиции. Dawa оказался приятным улыбчивым молодым человеком с I-phon-ом. Мы докупали продукты и всякие мелочи из снаряжения, типа репшнура, шайб Штихта. Последнее, что мы искали и никак не могли найти, были snow bar (я забыла, как называется по-русски этот кусок уголка с дырками, который используется для организации станции страховки). Я подозреваю, что это snow bar - местный английский вариант названия – его мы узнали в процессе поисков, когда, отчаявшись увидеть сей предмет в магазинах, стали спрашивать у продавцов. Определив по моему сбивчивому описанию типа «snow stick with some holes», сопровождаемому выразительными жестами, характеризующими размер, форму, и, отчасти, даже назначение предмета, продавец удовлетворенно воскликнул: « Ah, snow bar! I don’t have!» Сначала мы думали, что сего предметы нет ни в одном магазине в целом Катманду, когда же, наконец, начали уже на входе в очередной магазин спрашивать, продавцы их стали вынимать из самых неожиданных мест, из-под шкафов со снаряжением, из-под горы ботинок. Если вдруг его не оказывалось под рукой, нам предлагали подождать всего минуту и приносили очередной образец.

Дело было не в нашей привередливости, дело было в том, что все эти предметы были местного гаражно-наколенного производства, среди них не было двух одинаковых, и ни один из них не внушал полного доверия. А поскольку это элемент нашей страховки, мы не могли подойти к вопросу с легкостью продавцов. Мы упорно продвигались вперед в поисках фирменного snow bar-а, справедливо полагая, что если в магазинах присутствуют уменьшенные копии, где-то должен быть оригинал. И мы его нашли. Причем по цене копии, но родной MSR, б\у конечно, но это его не слишком портило. Из последней лавки мы вышли уже в полной темноте. Вместе с королем с улиц Тамеля исчезло и освещение.

В Катманду много магазинчиков снаряжения, редко найдешь там фирменную вещь, все, как правило, б/у, здесь можно торговаться, и на подержанные вещи можно скинуть процентов 20. В основном продают уменьшенные копии. В одном магазинчике продавец демонстрировал нам, чем отличаетcя оригинал от подлинника на примере пластиковой бутылки, в заключение показа он бросил настоящую бутылку на каменный пол – ничего не произошло. «А эту»,- показала я на копию. Продавец отрицательно помотал головой в ответ: «Нельзя, разобьется», и улыбнулся: «Зато дешево».

Продукты покупали в большом супермаркете на кольцевой дороге. Нашли все, что собирались купить, от супов до сухого молока. Правда и чек получился скорее европейский чем непальский, - 250$ за тележку долгоиграющей еды. Купили даже пива – 2 упаковки, решили взять с собой в базовый лагерь.

Кроме того в Катманду мы предавались увлекательному пороку – пропаданию в Интернете. Там практически в каждом ресторанчике есть Wi-Fi, причем к концу нашего пребывания там нам даже не было нужды спрашивать пароль. Самым зависимым оказался Витя. Он без нетбука из дома не выходил.

Вообще-то Катманду – не цель, а скорее средство достижения цели. На этот раз цель – тибетская гора с красивым именем Shishapangma,… «у нее прекрасное имя – Галя», «Да, а главное – редкое»… Нашу кошку уже три года как зовут Шиша (мы говорим Шиша, подразумеваем – Пангма).

*****

…Ем китайский бутерброд, мысль одна – а как народ?



Сознание того, что мы летим в Лхасу, в Тибет, наполняет меня трепетом и нетерпением. Но я отлично понимаю, что это совсем не тот Тибет, что это Китай, наверное. Я пока не знаю насколько. Но и, как ни смешно, мысль о том, что мы летим в Китай, не оставляет меня равнодушной. Я никогда прежде не была в Китае, и слишком часто в нашей повседневной жизни мы о нем вспоминаем, пора уже и познакомиться поближе…

Рейс Катманду-Лхаса выполняет настоящая китайская авиакомпания Air China. Симпатичные молодые китаянки в строгой форменной одежде цвета бордо (с белым) сноровисто разносят ланч-пакеты и напитки. Первая встреча с настоящим китайским уже состоялась.

*****

Шасси нашего А-319 коснулись полосы. You are Welcome to Tibet!



Китай поначалу встретил неласково – в аэропорту вместо «здравствуйте» отобрали путеводитель Lonely planet «Tibet». На вопрос «почему» мне ответили, что эта книжка нелояльна к режиму. Спасибо не посадили на обратный самолет, как в прошлом году поступили с бельгийским парнем, у которого хватило ума прилететь в Лхасу в майке «Свободный Тибет». Книжку я отдала, не успев даже заглянуть в нее, зато теперь знаю не понаслышке про «свободный Тибет».

После это на выходе мы долго искали табличку со своими именами, искали и не нашли. Я достала телефон и визитку Dawa, и тут появился наш гид – Дэндзинь, молодой парень в джинсах, посадил нас в Land Cruiser и отвез в гостиницу. Отличный отель, очень приветливый персонал, только постояльцев маловато. Да, нелегко нам будет уехать отсюда через два дня в полную неизвестность палаточного житья-бытья.

Лхаса или Ласа после Катманду поражает светом, простором, чистотой. Лхаса 60 лет спустя. Лхаса превратившаяся в Ласу.

До ужина успели немного пройтись по улочкам, через улицу от нашего отеля мы обнаружили квартал, в котором время как бы остановилось, если отвлечься от большого числа Land Cruiser-ов, припаркованных в тупичках узких улиц. Лавочки со всякой всячиной прилепились к каждому дому со всех сторон, прямо на улице стоят швейные машинки, портные прямо на мостовой кроят и режут. И совсем нет непальской грязи. Если в Катманду овощи, разложенные прямо на грязном тротуаре, вызывали отвращение, то здесь, на чистых лотках, все выглядит так аппетитно и привлекательно, особенно перед ужином.

Конечно, мне в глубине души хотелось попасть в «ту» Лхасу, описанную Генри Харрером. С дворцом Потала – резиденцией Далай Ламы, с нижним городом и базаром, со швейной мастерской и катком, с тибетцами и тибетками, надевающими по праздникам меховые остроконечные шапки. Теперь, конечно, это уже не тот город, - с широкими проспектами и целыми кварталами новых многоквартирных домов, и виной тому не только китайцы. Ведь и Москва сегодня уже не та, что во время войны. Время на месте не стоит, плохо ли хорошо, движется вперед. Еще неизвестно насколько современные тибетцы готовы вернуться в Тибет 60-летней давности.

Сегодня мы ни разу не были разочарованы.

Ни тогда, когда случайно прошли кору вокруг гомпа Jokhang в самом центре старой Лхасы с целой толпой паломников, монахов, старушек, неутомимо вертящих барабаны, отправляющих наверх одну молитву: ОМ МА НИ ПЭД МЕ ХУМ.

Говорят, что если одну и ту же молитву повторять много раз, то она станет реальностью.

ОМ МА НИ ПЭД МЕ ХУМ

Ни тогда, когда пришли уже почти в сумерках к Potala Palace, и Витя спрашивал меня тревожно, будет ли Потала освещена. И я неуверенно отвечала, что видела фотографии ночной Поталы – она освещалась. Сумерки становились все гуще, и вдруг Дворец потихоньку засветился, поначалу едва заметно, как бы изнутри. И наконец засиял в полной темноте, поражая своим величием несимметричных форм и какой-то небесной возвышенностью надо всем земным.

Пускай, пускай там сейчас не живет Далай Лама. Пускай это мавзолей, склеп для череды земных воплощений Далай Лам, пускай даже музей, куда ходят туристы. Но то, что в него вложили века, не может не чувствоваться. Каждая его несимметричная башенка, возведенная без генерального плана, а лишь по велению Далай Ламы V в 17 веке, будто смотрит на тебя свысока и повторяет простую истину – над красотой не властно время, не властны люди со своими страстишками.

Пускай нет теперь Down Town у самых стен Potala Palace, а есть проспект и площадь с музыкальными фонтанами, как будто в пику священному - земное и светское. Есть Дворец, который не оставляет равнодушных. Где-то в Китае есть его подобие, уменьшенная копия, я видела фотографию. В принципе похож, но на этом все сходство и заканчивается. Копия без души.

Возвращаясь в отель, купили у разносчика на углу килограммов пять фруктов (яблоки, груши, персики, виноград, бананы) за 6 $. Потом я мельком увидела в лавочке 2 винные бутылки:

- А что, никто не пробовал китайского вина?



Нет, никто не пробовал. По этому поводу в следующей лавочке было куплено настоящее китайское вино с настоящим китайским названием Great Wall. Так, на всякий случай.

В отеле служащий, уточнив с нами вопрос завтрака, посоветовал подняться на 4-й этаж – там хороший вид на Potala Palace. Мысль была подхвачена, развита – захватив фрукты, вино и фотоаппараты, мы поднялись на 4-й этаж. И обомлели. Над темным городом вдали парил белоснежный дворец. На террасе оказалось кафе, неработающее, мы с благодарностью воспользовались инфраструктурой в виде стола и стульев. Удовлетворив фотографическую страсть, мы еще долго сидели наверху с потрясающим видом на сверкающий дворец. Неожиданно сияние ослабело, Дворец продолжал светиться, но уже не ярким дневным, а загадочным лунным светом. Что ж, пора спать и нам.



03 сентября. Лхаса. Тибет. Высота 3650 м.

Вот так незаметно мы начали свою акклиматизацию, высота Лхасы – отличный старт.

Обращает на себя внимание покрой детских штанишек – задний шов на попе распорот, и если на ребенке одето трое штанов, дырка во всех, и детская попка всегда выглядывает из многочисленных прорех. Сначала смотрится неожиданно и диковато, жалеешь ребенка – холодно ведь. Но потом становится понятен глубокий смысл – гигиена малыми усилиями, меньше стирки там, где это затруднительно. Такие штанишки используются в Тибете повсеместно.

Сегодня пятница, видели, как забирают детей из интерната на выходные домой. Вся почти улица (в самом центре Лхасы) запружена людьми, полиция тоже стоит в сторонке. Из ворот выходят детишки по одному (мы так когда-то забирали Давида с кремлевской елки), ребенка берет за руку мама или папа, сажает на багажник велосипеда (конечно оборудованный детским сиденьем) или на заднее сиденье мотоцикла и увозит.

Утром под непрекращающимся дождем гуляли по монастырю Drepung, монастырь действует с 1461 года. Монахи вперемежку с паломниками и туристами. Туристы несут недоброе, но вечное – деньги. Кроме платы за билет в каждом храме есть плата за фотосъемку, везде разная – зависит от жадности настоятеля, наверное. Кроме того любые пожертвования в каждом храме настоятельно приветствуются. Мы прошли все положенные нам храмы и прочие подсобные помещения (экскурсия началась с монастырской кухни – это единственное действительно интересное место). Крутили барабаны, ходили уточкой, вспоминая уроки физкультуры в восьмом классе (есть такие проходы под иконостасами из будд/бодхисатв, где паломнику нужно пройти, сложившись пополам).

Паломники, приезжающие в монастырь с сакральными целями, идут по заданному кругу, осознавая свои действий, иные с термосами, плошками риса и чайниками, раскладывая в нужных местах мелкие юани, подсыпая где положено рис, подливая куда надо из чайников. На входе в монастырь меняют юани на мелочь – бумажки по 0,1 юаню. Но если мы прошли 20 храмов, а в каждом по 10 мест как минимум, куда надо сложить свои трудовые юани, то жалко бабушек, пенсии у них, я думаю, маленькие.

К сожалению, наш гид Дэндзинг сразу сказал нам, что он гид вообще (который кормит нас обедом и сажает в джип), а если мы хотим узнать что-то о монастыре, надо брать местного гида. Мы решили, что углубляться в хитросплетения буддизма да еще и на английском языке в этот раз не будем. Поэтому за два часа беглого осмотра монастыря мои знания обогатились только увиденным, почти без осознания смысла.

Стены храмов, как правило, расписаны изображениями существ, которые при первом взгляде вроде бы похожи на людей, но у них при этом множество рук, к примеру, а выражения лиц уж очень свирепые. Или хобот на лице. Или уши как у слона. Статуи (сидящие) занимают уютные ниши, маленькие и побольше, и около них, как правило, находятся жертвенные чаши, полные риса с юанями вперемежку. Тут и там расставлены буддистские реликвии, книги. Некоторые надписи на английском положение дел не проясняли, к примеру, такие: The past budda или The future budda

Кто такие, все эти существа? Кто такие эти «прошлый будда» и «будущий будда»? Я считала, что Будд всего один, - основатель учения, Гуатама. Почему у многих такие страшные лица? Потом я вспомнила про бодхисатв, стало немного легче.

Бодхисатва – существо, готовое отказаться от достижения Нирваны с целью спасения всех живых существ. Это меня выручил Интернет, Wikipedia., вечером, в отеле – всемогущий Wi-Fi.

Читаем дальше: Будда – достигший просветления, бодхи. Будд за всю историю человечества было великое множество. Основатель учения Гуатама или Шакьямуни – просто один из них. Последний появлявшийся среди людей будда был Дипанкаре. Также известно имя будущего будды (не обязательно следующего), который уже когда-то жил среди людей, будучи бодхисатвой. Его зовут Мантрейя, и он почитается как Спаситель.

Получается, что бодхисатва возвращается к земной жизни, добровольно обрекая себя на страдания ради людей (как почему-то уверенно утверждают все религии, земная жизнь – это страдания, не обсуждаются возможные варианты), а Спасителем все же явится Будда.

Вообще различия между буддами, бодхисатвами и прочими дхармапалами и идамами, даже и богами (и эти тоже присутствуют) часто размыты. Но их объединяет общее свойство – они все лишены изначальной сущности.

Нирвана – освобождение от страданий. Бодхи – почти нирвана, только круче, глубже. Бодхи – цель любого буддиста. Некоторые буддисты считают, что сразу после того, как дух покидает тело, он обретает некое интуитивное прозрение, подобное вспышке молнии, и если он поймает этот свет, он определенно освободится от «круга последующих рождений» - вырвется из колеса сансары и достигнет нирваны - так просто и красиво, только никому не удается этого сделать…

Закончив с монастырем, обсудили с Дэндзингом дальнейшие планы. Оказалось, что это ланч, а после ланча Jokhang Temple –самый старый действующий монастырь в самом центре Лхасы. Решили перенести Jokhang на завтра, а сегодня устроить после обеда выходной. Дэн выдал нам положенные на обед 100 юаней, попросив принести ему чек из ресторана. На этом мы расстались до завтра, завтра у нас Потала, - я в нетерпении.

Итак, Потала – ранее царский дворец, храмовый комплекс и резиденция Далай Ламы, ныне музей, полный туристов. Я надеюсь на встречу с ним завтра, а пока… смотрим Wikipedia.

В 7 веке тибетский царь Сонгцен Гампо возвел первое здание в месте своей медитации. Когда он решил сделать Лхасу столицей, он построил здесь дворец, а, женившись на китайской принцессе, расширил его до 999 комнат, построил стены, башни, обводной канал. А в 13 веке во дворец попала молния… Дворец в его современном виде начал строить 5-й Далай Лама в 1645 году. Сначала был построен белый дворец – за 3 года. Красный дворец строили 50 лет. Далай Лама велел своему премьер министру возвести здание в 13 этажей. Но вскоре после этого заболел. Он понимал, что если он умрет, его дело останется неоконченным, и велел премьер министру скрывать его смерть как можно дольше, чтобы закончить строительство. Премьер министр нашел человека, похожего на Далай Ламу, и действительно, в течение 16 лет ему удавалось вводить в заблуждение весь народ.

Название дворца происходит, возможно, от названия горы, на которой обитает бодхисатва Ченрези, которого на земле представляет Далай Лама. На санскрите Потала – Мистическая гора.

Потала состоит из Белого и Красного Дворцов, мемориальных ступ семи тибетских Далай Лам и вереницы храмов, посвященных бодхисатвам, буддам, далай ламам. Белый дворец – жилище монахов, всегда играл светскую роль. Красный дворец – сердце Поталы, служил храмом, был местом молитв и медитаций, играл сакральную роль в жизни Тибета. В подземных этажах хранились государственные запасы масла, чая, тканей для монастырей и армии. В восточной части здания была тюрьма для преступников высокого ранга.

Осталось разобраться с Далай Ламой, и можно покидать Лхасу. Далай Лама – или «океан мудрости» - титул первосвященника ламаистской церкви в Тибете. Первый Далай Лама жил в 15 веке. Исторически Далай Лама объединял в одном лице власть светскую и церковную. Самым знаменитым за всю историю был Далай Лама 5-й, он сумел объединить Тибет (в 17 веке), он же построил Поталу. Следующий за ним 6-й ДЛ оказался романтиком и поэтом, любителем женщин, и добровольно сложил с себя верховные обеты. А 14-му ДЛ повезло меньше всех – когда он был еще практически ребенком, и страной управлял регент, Китай захватил Тибет и сделал его своей провинцией. В 1959 году ДЛ был вынужден бежать в Индию, где до сих пор находится его резиденция. Долгое время он добивался независимости Тибета, но недавно заявил, что отказывается от трона царя Тибета, выходит из правительства в изгнании и больше не требует независимости Тибета, а лишь ищет возможности тибетской автономии.



04 сентября. Все еще Лхаса. Высота 3600 м. Верую - ибо нелепо.

Лха – бог, Лхаса – место богов.

Утром у нас была Потала. С ночи шел дождь, и утром он еще немного накрапывал. Договорились с Дэном, что он подхватит нас в 11 часов – вход в Поталу по предварительной записи. На самом деле это оправданно, поток народа идет плотный, туристы всех мастей, большей частью китайцы, паломники и верующие целыми семьями. Мы сбились в одну кучку с группкой немцев, гид которых оказался другом Дэна, к тому же он немного нам рассказывал по ходу движения.

Заходили мы через помпезный центральный вход. За ним внутренний двор и вход в основной Дворец через билеты и металлоискатели. А дальше встречают коты. Целое семейство великолепных черных кошек и котят, котята истошно мяучат. Внутри Дворца фотосъемка запрещена.

Вместе с толпой паломников мы поднялись по Восточной лестнице, ведущей в Белый дворец. Через покои 8-го Далай Ламы, комнаты, где он молился, медитировал, через его спальню и, наконец, склеп, прошли в Красный Дворец. На входе всем являются отпечатки рук 5-го Далай Ламы, построившего современную Поталу. Чуть дальше следующая реликвия (за стеклом) – пещера для медитаций царя Сонгцена Гампо, та самая, с которой началась первая Потала, еще в 7 веке.

В храмовой части устроено все также как и во всех остальных монастырях – повсюду будды и бодхисаттвы, в виде статуэток, статуй и фресок, мандалы, фрески на стенах, изображающие пантеон буддистских богов и прочих сакральных существ и даже животных. Написала слово «существ» и задумалась. Ведь по верованиям буддистов ни люди ни животные не имеют этой самой сущности. И какие же из нас существа – без сущности? А сакральных животных у буддистов много: черепаха, кобра, белый слон, бык…

Из интересного и даже поразительного – усыпальницы трех Далай Лам – седьмого, восьмого и, наконец, пятого. Пятый Далай Лама, как отец-основатель, заслужил себе саркофаг из чистого золота весом 3,5 тонны, отделанный драгоценными камнями. Последующих Далай Лам хоронили скромнее. Во дворце хранится великое множество буддистских реликвий – редкие статуи Будд (золотые) и троны Далай Лам, старинные манускрипты и рукописи. На нашем пути встретилась такая библиотека, книги – это сложенные гармошкой длинные листы, сплошь исписанные умелыми мыслями, я думаю, что неумелых там нет.

Наша экскурсия оказалась неожиданно короткой, нам показали только малюсенькую часть Красного дворца. Мы не видели больших помещений, все сплошь комнатушки, а ведь были залы для приемов, посольский приказ, в конце концов. Просто туда, похоже, туристов не водят. Совершенно неожиданно мы оказались на улице, и по Восточной лестнице спустились к боковому выходу из Дворца.

Сразу за воротами кипит обычная жизнь, машины, рынок, попрошайки. Прямо напротив выхода продается сырое мясо – висят туши убитых животных, это при том, что буддистам нельзя убивать не только животных, но даже насекомых (есть одна оговорка, развязывающая руки, - если они не вредные).

После обеда на крыше в ресторанчике Mandala в компании рыжего кота мы отправились в Jokhang.

Монастырь Джоканг – нынешнее сердце города. Вокруг Джоканга ходят самую священную кору в Лхасе – теперь, когда Potala больше не дворец. И мы ходили уже эту кору – еще в первый день. Поток паломников течет нескончаемой рекой по улочкам вокруг монастыря. Публика весьма колоритная (для нас) – тибетские бабульки с цветными ленточками, вплетенными в косы, неутомимо крутя священные барабаны и болтая друг с дружкой, накручивают круги коры.

Монахи в бордовых одеяниях, тибетцы в просторных шляпах, тибетки в полосатых передниках, ортодоксальные паломники – «простиралы», те, которые проделывают кору как гусеница – падая ниц и поднимаясь. Такая кора ценится больше всего, а уж если пропростираться кору 108 раз, да еще и вокруг Кайлаша, точно прервешь вращение колеса сансары и достигнешь нирваны.

Внутри монастыря все уже довольно привычно – туристам показывают только храмы. Как ни хочется взглянуть на монашеские кельи (а особенно заглянуть внутрь), - приватная жизнь скрыта от наших любопытных глаз. С храмами мы справились быстро – после Поталы у нас уже был навык движения в толпе паломников с беглым осмотром статуй, фресок и прочих святынь. Во внутреннем дворике почти на самом входе стоит большая стеклянная чаша, похожая на бассейн, наполненная водой и деньгами, я не удержалась и тоже бросила туда 10 юаней (бумажка), купюра покружилась на месте и с моей помощью медленно пошла ко дну.

А мы пошли на крышу, с крыши открывается красивый вид сверху на центральную площадь Лхасы Пахор, по которой ходят солдаты, монахи, простые тибетцы и непростые тибетцы, а также туристы. И, конечно, вид на Поталу, который всегда потрясающий, независимо от ракурса и освещения.

А еще на крыше слышалось стройное пение с ритмичным пристукиванием. Витя авторитетно заявил, что это у китайских рабочих обеденный перерыв, а песня – она строить и жить помогает. Истина оказалась, как всегда, посередине – это у китайских рабочих время труда, а не отдыха, но песня им действительно помогает, и строить и жить. Бригада рабочих «крышевальщиков» или «крышующих» с тяпками в руках маршировала на крыше под свое ритмичное пение, отбивая ритм к тому же и тяпками. Таким образом они утаптывали глинобитную крышу. То, что уже было сделано, производило впечатление – такая ровная поверхность под силу разве что асфальтовому катку, но глина – материал нежный, да и каток на крышу не загонишь, крыше уже вторая тысяча лет пошла.

Выйдя на волю, мы попрощались с Дэндзингом до завтра, и решили пройти еще одну кору, по взрослому, крутя собственный барабан. С этой целью на ближайшем лоточке был приобретен самый маленький, но с голубыми камушками, и мы тронулись в путь. Первым крутящим назначили Бурундука, а мы с Витей выбирали четки (непременно сандалового дерева) и магнит на холодильник. Четки купили (кстати, опять то же магическое число 108, на этот раз количество бусинок, оказывается 108 – сакральное число в буддизме). И вдруг выяснили, что Бурундук уже давно крутит наш барабан в противоположную сторону, я предполагаю, что если вращение по часовой стрелке возносит молитву на небеса, то вращение против должно призывать на нас кары небесные, как гладить кота или наоборот дергать за хвост. Я немедленно взяла на себя этот тяжкий труд. Кору закончили благополучно, никто не пострадал.



В Лхасе у нас осталось только одно дело, надо купить лимоны с собой в базовый лагерь. На лотках с фруктами лимоны не продаются, наверное, там только местные и сезонные фрукты. Хотя арбузы и дыни вряд ли растут на высоте 3500 м. Скорее там то, что покупают каждый день. С целью купить лимоны мы начали поиски супермаркета. Оказалось, что их в этом городе много. Первый же одарил нас и лимонами и зеленым чаем. С лимонами все легко – их ни с чем не перепутаешь, а вот с чаем вышла некоторая заминка. Все надписи в магазине исключительно на китайском. Все надписи на упаковках – тоже на китайском. Продавцы на наши вопросы по-английски не реагировали никак. Пришлось ориентироваться, полагаясь на интуицию, главным образом Витину, т.к. он всего месяц как вернулся из Китая. Как ни удивительно, содержимое купленной нами пачки действительно оказалось чаем.

Завтра утром мы уезжаем из Лхасы, а я так и не написала об этом странном городе, где супермаркеты и бутики модной одежды известных брендов соседствуют с лавочками портных и кустарными мастерскими, широкие автострады с узенькими мощеными улочками, современные джипы с велорикшами. Где напротив Дворца Далай Ламы разбит современный парк с музыкальными фонтанами и огромным плазменным экраном. Особенно силен контраст с Катманду, где вечером лучше не выходить на улицу без фонарика, а лампочки в отеле светят столь тускло, что мысль о книжке даже не приходит в голову. Электричества, которое тратится на вечернюю подсветку Поталы, хватило бы, наверное, чтобы осветить все улицы в Катманду.

Улицы Лхасы непрерывно метут уборщики, здесь нет урн, но нет и грязи. Даже в тесных кварталах старого города.

Очень много военных, особенно в центре – около монастыря Джоканг. Днем на улицах почти нет детей, кроме самых маленьких. Все ребятишки в школе. Зато когда занятия заканчиваются, они высыпают на улицы. Завидев иностранцев, кричат издалека:

-Хало! Найс ту мит ю! Хау а ю!

Примерно на таком же английском разговаривают продавцы сувенирных лавочек и лотков. Только их словарный запас еще скуднее. Они переплюнули Эллочку людоедку и обходятся всего двумя словами, впрочем, повторяя их бесконечно:

- Лука, лука. - Чипа, чипа

Что на самом деле означает: look и cheap (смотри, дешево)

Движение в Лхасе сумасшедшее, не в смысле загруженности дорог, а в смысле правил, или их исполнения. Ограничение скорости в городе – 40 км/час, тормоза крайне непопулярны, вместо них используется клаксон. Весь город дудит и едет. Популярен разъезд через встречную полосу, независимо от количества сплошных линий и встречных машин. Когда наш джип при выезде из Поталы оказался в подобной ситуации, - зажатым в середине трехполосной встречки, постовой, вместо того, чтобы, потирая руки, сказать водителю: «Та-ак, иди сюда», вышел и разрулил ситуацию.

А вот с книжными магазинами в Лхасе беда. Вернее не с самими магазинами, а с литературой на английском языке. Особенно нет путеводителей и карт.

И напоследок Бурундук постригся. Нет-нет, не в монахи, просто в парикмахерской для монахов. Два дня мы ходили мимо и хихикали, вот хорошо бы зайти. В последний вечер Бур решился. И то поначалу хотел выбрать что-нибудь более светское, на проспекте. Но из светского нас помели туда, где очередь, а мы в очереди стоять непривычные, а у монахов нет очереди, мы и зашли. Все очень оживились вокруг, и никто не растерялся, ножницы наготове держали. Ну и мы не испугались, постригся Бур, одним словом, «как у Вити». Пока Бура стригли, с нами половина улицы сфотографировалось, всем прикольно очень, видимо немцы стригутся дома, в Германии, французы – во Франции, а русские – где придется. Вот всем и прикольно.

Поужинали уже полюбившимися cheese naan – лепешками с сыром, сопровождая напитками каждый по своему вкусу, пивом и вином.


скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Сегодня я расскажу вам, дети, о бараке. Садитесь поудобнее, рассказ мой будет длинный… Часть первая. Вступительная. Тибет. Лхаса. Долгая дорога в дюнах
420.01kb.
О. А. Патриотический урок «Мой край родной земля моя Алтайская» Патриотический урок
126.82kb.
Безопасная дорога в школу
23.65kb.
Если линия судьбы, начинаясь в нижнем углу левой ладони, кончается на пятке правой ноги – вам предстоит долгая и нудная жизнь
43.03kb.
Действующие лица: Ведущая Мантанова Лида
122.8kb.
Рассказ американского дальнобойщика Хэнка Гуда "Я люблю мой Kenworth". Хэнк и его расписной тягач участвовали во множестве "
84.84kb.
Урок-коллективный проект
43.18kb.
Конкурс педагогического творчества
174.44kb.
Сценарий утренника «Мамин день»
73.97kb.
Урок русского языка в 5 классе «Три склонения имен существительных»
42.36kb.
Сценарий праздника "Mother’s Day"
33.77kb.
Война! Прошло немало лет, а мир не отдохнул от бед. И до сих пор гремят бои, и гибнут мальчики страны. Вновь на войну идёт солдат, а дома матери не спят Мой мир, моя страна, мой дом – Пусть будет мирным счастья в нём, Не будет скорбной
16.32kb.