voeto.ru страница 1
скачать файл


Пропп В.В. Морфология «волшебной» сказки. Стр. 18.
В результате получится морфология, т. е. описание сказки по составным частям и отношению частей друг к другу и к целому.

Какими же методами может быть достигнуто точное описание сказки? Сравним следующие случаи:

1 Царь дает удальцу орла. Орел уносит удальца в иное царство (Аф. 171).

2 Дед дает Сученке коня. Конь уносит Сученко в иное царство (132).

3. Колдун дает Ивану лодочку. Лодочка уносит Ивана в иное царство (138).

4. Царевна дает Ивану кольцо. Молодцы из кольца уносят Ивана в иное царство (156); и т. д.

В приведенных случаях имеются величины постоянные и переменные. Меняются названия (а с ними и атрибуты) действующих лиц, не меняются их действия, или функции. Отсюда вывод, что сказка нередко приписывает одинаковые действия различным персонажам.
Стр. 97 (как выглядит анализ)
4. Анализ двухходовой сказки при одной завязке, развивающейся через бой с антагонистом и победу над ним (Б--П).

No 133. I. Человек, жена, два сына, дочка (начальная ситуация -- г). Братья уходят в поле на работу (отлучка старших -- е1), просят сестру принести им завтрак (просьба = обращенная форма запрета -- б2), по дороге в поле рассыпают стружки (этим они выдают змею-антагонисту сведения о герое -- w1). Змей перекладывает стружки (обман антагониста с целью завлечения жертвы -- г3); девушка идет в поле с завтраком (исполнение просьбы -- b2) идет по неверному пути (реакция героя на обманные действия антагониста -- g3). Змей ее похищает (завязка: похищение -- А1). Братья узнают об этом (В4) и отправляются в поиски (реакция героя -- С{ ). Пастухи: "Съешьте моего самого большого вола" (испытание дарителем -- Д1). Братья этого не могут (отрицательная реакция ложного героя -- Г1neg). To же: пастух предлагает съесть барана и другой -- съесть кабана. Реакция отрицательная. Змей: "Съешьте двенадцать волов" (новое испытание другим персонажем -- Д1). Братья опять этого не могут (Г1neg). Братья брошены под камень (наказание вместо награждения -- Zcontr).

II. Рождается Покатигорошек. Мать рассказывает о беде (сообщение о беде -- В4). Герой отправляется в поиски (реакция героя СТ'). Пастухи и змей как выше (испытание героя -- Д1, его реакция -- Г; испытание остается для хода действия без последствий). Бой со змеем и победа (Б1-П1). Избавление сестры и братьев (ликвидация беды -- Л4). Возвращение ( } ).
Ильин И.П. Постструктурализм, деконструктивизм, постмодернизм. М., 1996. с. 163 – 164.

По своему жанру, "С/3" - это прежде всего систематизированный (насколько понятие строгой системности применимо к Барту) комментарий, функционирующий на четырех уровнях. Во-первых, исследователь разбил текст на 561 "лексию" - минимальную единицу бальзаковского текста, приемлемую для предлагаемого анализа ее коннотативного значения. Во-вторых, критик вводит 5 кодов - культурный, герменевтический, символический, семический и проайретический, или нарративный, - предназначенных для того, чтобы "объяснить" коннотации лексий. В-третьих, к этому добавлено 93 микроэссе - лирико-философские и литературно-критические рассуждения, не всегда напрямую связанные с анализируемым материалом. И, наконец, два приложения, первое из которых представляет сам текст новеллы, а второе подытоживает основные темы, затронутые в микроэссе, - своего рода суммирующее заключение.

Мы не поймем специфику текстового анализа Барта и ключевого для него понятия текста, если предварительно не попытаемся разобраться в одном из главных приемов разбора произведения - в бартовской интерпретации понятия кода, который представляет собой сугубо структуралистскую концепцию свода правил или ограничений, обеспечивающих коммуникативное функционирование любой знаковой, в том числе, разумеется, и языковой, системы. Как же эти правила представлены у Барта в "С/3"?

"Суммируем их в порядке появления, не пытаясь расположить по признаку значимости. Под герменевтическим кодом мы понимаем различные формальные термы, при помощи которых может быть намечена, предположена, сформулирована, поддержана и, наконец, решена загадка повествования (эти термы не всегда будут фигурировать явно, хотя и будут часто повторяться, но они не будут появляться в каком-либо четком порядке). Что касается сем, мы просто укажем на них - не пытаясь, другими словами, связать их с персонажем (или местом и объектом) или организовать их таким образом, чтобы они сформировали единую тематическую группу; мы позволим им нестабильность, рассеивание, свойство, характерное для мельтешения пылинок, мерцания смысла. Более того, мы воздержимся от структурирования символического группирования; это место для многозначности и обратимости; главной задачей всегда является демонстрация того, что это семантическое поле можно рассматривать с любого количества точек зрения, дабы тем самым увеличивалась глубина и проблематика его загадочности. Действия (термы проайретического кода) могут разбиваться на различные цепочки последовательностей, указываемые лишь простым их перечислением, поскольку проайретическая последовательность никогда не может быть ничем иным, кроме как результатом уловки, производительности чтения. ... Наконец, культурные коды являются референциальными ссылками на науку или корпус знания; привлекая внимание к ним, мы просто указываем на тот тип знания (физического, физиологического, медицинского, психологического, литературного, исторического и т. д.), на который ссылаемся, не заходя так далеко, чтобы создавать (или воссоздавать) культуру, которую они отражают" (89, с. 26-27).


Ярошенко Л.В. НЕОМИФОЛОГИЗМ В ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА Гродно, 2002. стр. 25 – 26. Таблица печатается по: Леви-Строс К. структура мифов // Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 2001. с. 223.
Изучая мифы, Леви-Стросс пришел к выводу о синхро-диахронической структуре мифа, соединяющей в себе характерные черты языка и речи. Выписывая согласно указанной методике варианты мифа об Эдипе, Леви-Стросс выделяет четыре столбца (см. схему 1).


Кадм ищет свою сестру Европу, похищенную Зевсом
















Кадм убивает дракона







Спартанцы убивают друг друга в братоубийственной резне
















Лабдак (отец Лайя) = хромой (?)




Эдип убивает своего отца Лайя




Лай (отец Эдипа) = левша (?)







Эдип убивает сфинкса













Эдип = толстоногий (?)

Эдип женится на своей матери Иокасте













Этеокл убивает своего брата Полиника







Антигона, нарушая запрет, хоронит своего брата Полиника






















гипертрофия родственных отношений

Недооценка кровных отношений

Отрицание автохтонности (поскольку речь идет о победе над хтоническими чудовищами, мешающими людям рождаться из земли)

Затрудненное пользование конечностями – свидетельство автохтонности человека, поскольку люди, родившиеся из земли, не умели ходить или ходили неуклюже

Общий смысл мифа Леви-Стросс видит в решении вопроса: человек рождается от одного существа или от двух. Задача мифа – доказать, что верно и то, и другое. Хотя опыт (рождение человека от двух людей) противоречит космологии (человек происходит из земли), социальная жизнь (наличие инцеста) подтверждает космологию. Этот результат достигается с помощью техники бриколажа, суть которой заключается в последовательной смене одной

оппозиции другой, менее резкой; введении образов-медиаторов (туман, головня, зола, скальп и др.), снимающих оппозицию. Цель мифа – дать логическую модель для разрешения некоего противоречия. Так, миф развивается по спирали, пока не истощится интеллектуальный импульс, породивший этот миф.

Итак, структура – это совокупность отношений, инвариантных при некоторых преобразованиях, т.е. структура понимается не просто как устойчивый «скелет» какого-либо объекта, а как совокупность правил, по которым из одного объекта можно получить второй, третий и т.д. путем перестановки его элементов и некоторых других симметричных преобразований. Метод, разработанный Леви-Строссом, сводится к следующему:

прежде всего вычленяются бинарные оппозиции типа: высокий/низкий, теплый/холодный и др.;

затем рассматривается механизм замены фундаментальной оппозиции (напр., жизнь/смерть) менее резкой (напр., растительной или животной сферы, а эти, в свою очередь, – более узким противопоставлением.

Так, происходит смена кода, громоздятся все новые и новые мифологические системы как следствие своеобразной «порождающей семантики». При переходе от мифа к мифу сохраняется их общая «арматура» (техника бриколажа), но меняется «код» и «сообщение» (смысл мифа). Новаторство Леви-Стросса выразилось в переходе от символической теории мифа к собственно структурному, динамическому анализу мифов как элементов действующей моделирующей системы.
Fx(a) : Fy(b) ≡ ≈ Fx(b) : Fa-1(y)
гипертрофия родственных отношений относится к идее автохтонности (происхождения из земли/происхождения от одного предка) примерно эквивалентно тому как (в мифах фиванского цикла) затрудненное пользование конечностями (свидетельство автохтонности человека) относится к отрицанию родственных отношений и вражде с автохтонными чудовищами.

Еще один пример: Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века. М., 1999. статья «Миф», стр. 170.


Когда арестовывают всю семью, и человек понимает, что тот, кто все это заварил, - негодяй и тиран, а его арестованные или убитые родственники явно ни в чем не виноваты, он долго не может психологически удерживать в себе это непосильное для него знание. И он регрессирует в мифологическое сознание; оппозиция «злодей/жертва» сменяется для него оппозицией «вождь/герой» или «вождь/его враги». Сознание человека затемняется, и им полностью овладевает бессознательное.
Гирц К. "Насыщенное описание": в поисках интерпретативной теории культуры" // Антология исследований культуры. СПб., 1997. С. 171 - 203.
«Но суть моих рассуждений сводится к тому, что между тем, что Райл назвал бы «ненасыщенным описанием» действий репетирующего, передразнивающего, подмигивающего, моргающего и т. д. («быстрым движением смыкают верхнее и нижнее веко правого глаза»), и «насыщенным описанием» того, что они на самом деле делают («репетирует перед зеркалом, как он будет передразнивать приятеля, когда тот будет кому-то тайно подмигивать»), лежит предмет исследования этнографии: стратифицированная иерархия наполненных смыслом структур, в контексте которых возможно моргать, подмигивать, делать вид, что подмигиваешь, передразнивать, репетировать, а также воспринимать и интерпретировать эти действия, и без которых все эти действия (включая и нулевое морганье, которое как категория культуры в такой же степени не подмигивание, в какой подмигивание является не морганьем) не будут существовать, независимо от того, что кто-то будет делать с верхним и нижним веком своего правого глаза»

Habitus — воплощенная история, интернализированная как вторая натура и, таким образом, забытая как история. Как таковой, именно он дает практикам их относительную независимость от внешних детерминант непосредственного настоящего. Эта автономия есть автономия прошлого, действовавшего и действующего, которое, функционируя как аккумулированный капитал, производит историю на основе истории и таким образом гарантирует постоянные изменения, которые составляют для индивида его мир во внешнем мире. Habitus — это спонтанность вне осознанности или воли, столь же противоположная механической необходимости вещей, лишенных истории в механистических теориях, сколь и рефлексивной свободе лишенных инерции субъектов в рационалистических теориях.


Рефлексивный мониторинг деятельности - это постоянная черта повседневного действия, охватывающая поведение не только самого индивида, но и других. Это значит, актеры не только сознательно отслеживают ход своей деятельности и ожидают, что и другие поступают аналогично, но что они также рутинно отслеживают физические и социальные контексты, в которых находятся.
Под рационализацией действия я подразумеваю способность индивидов рутинно и без особой суеты поддерживать постоянное „теоретическое понимание" оснований своей деятельности. Как я уже упоминал, такое понимание не должно отождествляться ни с дискурсивным приданием смысла определенным моментам поведения, ни со способностью дискурсивно обозначить эти резоны. Тем не менее, компетентные агенты ожидают от других - и это является основным критерием компетентности в повседневном поведении, - что актеры обычно в состоянии объяснить, что они делают, если их спросить об этом.



скачать файл



Смотрите также:
Пропп В. В. Морфология «волшебной» сказки. Ст
88.3kb.
Особенности содержания и построения волшебной сказки «Несмеяна царевна»
51.93kb.
Методические приемы
272.83kb.
«Сказки Г. Х. Андерсена»
108.18kb.
«Грамматика: морфология и синтаксис» с использованием современных педагогических технологий
97.23kb.
I. Сказка как жанр устного народного творчества
238.71kb.
Ф. Тютчев и верно. Уже более тридцати лет существует наша игра. Подземелья&Драконы. Все это время она жила и развивалась в рамках мысли характерной для человека западного. В рамках его веры, его сказки
107.23kb.
Асбьёрнсен П. К. На восток от солнца, на запад от луны Афанасьев А. Н. Русские детские сказки Бажов П. П. Малахитовая шкатулка Гримм В., Гримм Я. Детские и семейные сказки Грин Р. Л
10.81kb.
Перечень контрольных вопросов Модуль Общая и специальная вирусология
34.49kb.
Неизданное (стихи, рассказы, сказки)
218.41kb.
Никулина Надежда Борисовна научно-обоснованные методы лечения и профилактики неспецифической бронхопневмонии телят в пермском крае
543.94kb.
Выписка из фгос впопоспециальности «Лечебное дело» 060101
532.78kb.