voeto.ru страница 1
скачать файл


Борисов Игорь Владимирович (Россия)
"Принципы и особенности информационно-аналитической работы. Методики анализа СМИ".

Борисов Игорь Владимирович (Россия)
"Принципы и особенности информационно-аналитической работы. Методики анализа СМИ".

Эта лекция – об информационно-аналитической работе. Цель ее – не столько изложить какие-либо систематические знания, сколько, прежде всего, на основе нашего практического опыта расставить акценты, обратить ваше внимание на существенные, с нашей точки зрения, моменты.


Несколько слов о работе, которую мы выполняем.


Сначала несколько слов о себе. Наш отдел возник стихийно – под договор с областной администрацией в 1992 году. Мы, несколько человек, снимали новости: записывали их на магнитофон, переписывали текст этих сообщений, отпечатывали и отправляли заказчику. Это был достаточно субъективный выбор – мы писали те новости, которые казались важными. От заказчика не поступало никаких рекламаций, это был частичный съем – перехват, мониторингом это было трудно назвать.

При этом с самого начала мы различали какие-то фактурные, отдельные данные в сообщениях. В одном столбце – название передачи, из которой взято сообщение, в другом – название сюжета, в третьем – сам текст. Какие характеристики еще фиксировать? Это не так очевидно. Можно фиксировать, например, наличие видеоряда или определить каким-либо образом стилистические особенности подачи материала (иронию, карикатурность). Но потом мы не знаем, что с этим делать. Или наоборот, прошло много лет, прежде чем мы догадались отмечать длительность сообщения.

Потом мы начинаем анализировать материал, пытаемся как-то его обобщить. И выясняется, что чего-то не хватает. Мы говорим: "Хорошо. Теперь будем дополнительно указывать тип сообщения". При этом нужно придумать эту типологию. Было бы хорошо, если бы она была в учебниках. Но таких учебников нет. Это специфика нашей работы.

Затем приходится постоянно требовать от непосредственных исполнителей ясности и однообразия в том, что они пишут. Например, объяснять, что в графе "Название сюжета" не должно стоять "Забастовка на "Элсибе". Приходится писать инструкцию: что должно быть повествовательное предложение на русском языке, со сказуемым, подлежащим, дополнением, обстоятельством места и времени, что чего-то не должно быть, вообще, после этого контролировать и отслеживать. Работа очень простая, но строгая по технологии. Это – "технология жарения". Есть обратная ей "технология варения". Там сложный состав и сложная хронология закладки. Например, в борще необходимо положить шпиг с чесноком в последние 2-3 минуты. Не раньше и не позже. Причем шпиг должен быть протерт на мелкой терке и смешан с чесноком. Травы, например, лучше вообще закладывать после того, как борщ снят с огня. Они кладутся, закрываются крышкой и томятся оставшееся время. С жаркой проще – положил картошку или курицу и жаришь. Главное – чтобы не сгорело. Интенсивность тепловой обработки плюс строгий режим – вот в чем главное требование. Так и здесь. Люди сидят и фиксируют материал. Главное – чтобы не терялся материал, чтобы были "подлежащее и сказуемое", чтобы все было вовремя. Вот такая прозаическая работа.

Сейчас мы по очередному договору стараемся снимать все передачи (теле- и радио-), содержащие общественно-политическую информацию. Соответственно, в новостных передачах предписано снимать все сообщения, кроме происшествий на дорогах, ловли преступников. Там эта отбивка видна по самой передаче. "Все, что до отбивки, - говорим мы, – снимать, не выбирая". Раньше говорили "Выбирайте". Но со временем поняли, что невозможно написать такие правила, которые годились бы для всех случаев и однозначно определяли для всех сотрудников – что значимо, а что – нет.

Это, как я уже сказал, прозаическая, рутинная работа. Но как быть с типологией? Что-то можно перенять у журналистов, особенно, новостных; они придерживаются достаточно устойчивой терминологии. Мы часть взяли у них, что-то сами придумали. Но, например, проблема компрессии, сжатия текста сообщений. Мы составили инструкцию и проводили соответствующие тренировки; берем выступление по радио и начинаем – на слух – делать разметку, строить каркас того, что потом, со второго прослушивания, должно войти в сокращенный вариант. Проблема в том - что брать за единицу, за само сообщение. У нас есть новостные передачи, а есть публицистические. В новостных передачах просто. Единицами являются:



  • информационное сообщение, когда ведущий или диктор что-то говорит на экране;

  • видеосюжет, когда диктор говорит за кадром, а в это время в кадре что-то происходит;

  • репортаж, когда появляется фигура репортера и т.д.

Как быть с публицистической передачей? Там много разных форм материалов, и они по-разному сочетаются друг с другом: там очерки, зарисовки, интервью и обсуждения в студии, перемежаемые звонками в студию (или наоборот, звонки телезрителей, перемежаемые интервью?) и т.д. Что брать за сообщение? Из чего образовывать отдельный файл (это, соответственно, еще и проблема архивирования и разархивирования)? Когда нет прямых ответов, приходится философствовать и идти задним ходом – выяснять, в чем вообще суть публицистической передачи. Работая с учебниками, анализируя видеозаписи передач, в конце концов, выходишь на понятие "тематизма". Ищешь – кто, где по этому поводу писал, подымаешь кучу энциклопедических источников и словарей.

Примерно такая работа двоякого плана. С одной стороны – рутинный съем информации, с другой - чтобы эту работу загнать в какие-то ячейки, как-то ее распределить и технологизировать, чтобы съемщик четко и однозначно знал фиксируемые параметры – мы должны их однозначно определить. При этом так, чтобы через полгода не надо было в связи с новой вводной от заказчика переворачивать и ломать всю рубрикацию. А это возможно лишь в том случае, если выделенные параметры действительно соответствуют природе исследуемого предмета, и, соответственно, если есть возможность варьирования, перехода от более существенных, базовых характеристик к более частным и конкретным.


Кто и какую работу выполняет в информационной сфере.


Чтобы точнее понять, какое отношение это имеет к пресс-секретарю, надо исходить из того, какова в целом у нас картинка "разделения труда" в публичной сфере. Как выглядит эта картинка?

Выделим четыре уровня организации (см. Рис. 1).



Наверху находится главный субъект – лидер, руководитель, коллегиальный орган руководства. Он же определяет - по сути, качественно - направленность публичной деятельности и может - количественно, по весу - нести на себе основную публичную нагрузку. Если хотите, в этом - пафос моего выступления. Руководитель – важнейшая и часто недооцениваемая фигура в структуре публичной деятельности. Уже тем, что он определяет содержательные приоритеты для своей организации, будь это партия, орган власти или общественное движение, он определяет масштаб и стратегию публичных действий. Но он также и прямо влияет на стилистику взаимодействия с общественностью и СМИ и может иметь свои предпочтения в отношении конкретных журналистов или представителей общественности. Он - главное звено в этой схеме. От него и нужно плясать. Если нам попался руководитель, ни в грош не ставящий работу в сфере публичности, то, хотим мы или нет, мы должны сужать наши задачи до реально возможных в этой ситуации.
Рис. 1.




Общественный характер рассматриваемой деятельности

Руководство организации
(лидер, руководитель)







Общественное мнение

Руководство и координация публичной деятельности
(руководитель, имиджмейкер, специалист по PR, советники и т.п.)







Информационно-новостное пространство (СМИ)

Взаимодействие с журналистами
(пресс-секретарь, пресс-служба)




Информационная среда

Информационно-
аналитическая работа

(аналитики, информационные работники и т.п.)







Ниже – на втором уровне – происходит непосредственное руководство и координация деятельности данной организации в сфере публичности. Здесь действует команда, в которую входят сам руководитель, далее - ответственный за связи с общественностью, личный пресс-секретарь руководителя, "имиджмейкер" (если он есть), соответствующие советники и заместители главного лица (когда они привлекаются для решения вопросов, связанных с публичными действиями). Этот уровень иногда называют "паблик релейшнз" (public relations). Под ПР подразумевают тогда организацию в целом всей публичной деятельности, куда, например, входит как составная часть работа пресс-службы, взаимодействие со СМИ. Мы, для удобства, также используем этот термин. Но сами при этом понимаем условность такого употребления.

Паблик релейшнз, или связи с общественностью, - все же достаточно ограниченная функция. Она ограничена и по набору употребляемых средств, и по тому, с чем приходится иметь дело. Например, даже на словесном уровне "общественность" – нечто более узкое по содержанию, чем "общество". Между тем та онтология, та предметная стихия, которая соответствует этому уровню – это общественное мнение в широком смысле. Опять же здесь не следует ограничиваться представлением об общественном мнении как о некоем срезе наличного субъективного состояния у людей (о совпадении оценок у разных людей), которое обычно представлено разными опросами. Если коротко определять общественное мнение, то это - прежде всего солидарность группы людей в отношении известного вопроса. Суть в том, что и солидарность, и сама группа формируются вокруг вполне материальных проблем и опосредуются тем, что уже делается в институциональной и правовой сфере. Например, одно дело говорить о религии вообще, другое - когда дело касается реальных общественных проблем, связанных с религией. Тогда мы исходим из того, что есть такая общественная организация как церковь, что она имеет определенный общественный статус, что приняты и принимаются законы, регулирующие деятельность религиозных организаций и т.д. Иначе говоря, общественное мнение это весьма солидная, глубоко эшелонированная область. Здесь не следует переоценивать познавательную роль СМИ, рейтингов и социологических опросов. Что, например, если пресс-секретарь положит на стол результаты опросов, публикуемых в газетах, даст оценку позиций отдельных СМИ, то с этим можно будет работать? У главного лица и его команды при оценке общественного мнения в рамках тех или иных задач есть свои, и я думаю, более эффективные способы анализа и более адекватные критерии. Например, результаты голосования на выборах, которые сегодня на разных уровнях проходят регулярно.

На следующем уровне, пониже, находится пресс-секретарь и пресс-служба. Коротко говоря, суть пресс-секретарской работы – это взаимодействие с журналистами. Вот есть журналисты и с ними надо работать: давать информацию, что-либо разъяснять, поддерживать обратную связь. Если пресс-секретарь не умеет работать с журналистами – он не понимает их профессиональных проблем, не находит общего с ними журналистского языка, если он им неинтересен – это не пресс-секретарь. Вообще говоря, пресс-секретарь – это не произвольная фигура. Как если бы мы с кем-нибудь собрались втроем и сказали: мы будем заниматься тем-то, а ты – третий – будешь пресс-секретарь. Это чисто теоретическое допущение. На самом деле пресс-секретарская работа появляется там и постольку, где и поскольку деятельность организации или какого-нибудь субъекта становится значимой в информационно-новостном контексте. Когда организация становится для журналистов необходимым источником информации, без которой они уже не могут выполнять свою работу, формировать картину текущей жизни, ее события, факты и проблемы. Ситуация информационной и идейной востребованности есть базовое условие для введения между организацией и журналистами фигуры посредника. Я потому так настойчиво связываю фигуру пресс-секретаря с этой посреднической работой с журналистами, что в жизни, наоборот, часто вижу пресс-секретарей за несвойственной им работой. Например, я знал одного пресс-секретаря, увлеченного социологией и социологическими опросами (следует заметить, что к тому же это было любительское увлечение). Когда я подходил к нему по какой-нибудь конкретной задаче, он говорил: "Давайте разберемся сначала с методологией вопроса". Другие сидят с карандашом и ведут статистику публикаций, хотя эта рутинная работа - не только не его, а вообще выходит за рамки собственно публичной деятельности. На нашей схеме она лежит в самом низу. Ее можно назвать: информационно-аналитическая работа.

Когда информационно-аналитическая работа
становится возможной и необходимой.


Говоря об информационно-аналитической работе, я бы хотел, прежде всего, отметить два момента, связанные с самой сутью ее, и которые часто осознаются или превратно понимаются.

Первое: не бывает информационно-аналитической работы, существующей самой по себе, равно как не бывает просто анализа как самостоятельной деятельности. Как будто можно сидеть и анализировать средства массовой информации вообще. Хотя такое представление бытует: мы соберем какую-то информацию, разложим ее по полочкам, найдем, как эти "полочки" соотносятся между собой, сами по себе, и сделаем аналитические выводы.

Информационно-аналитическая работа не представляет собой самостоятельной дисциплины и целиком определяется теми задачами, которые ставит руководство или заказчик. Анализируют, всегда исходя из поставленной задачи.

Второе: то, что мы связываем со словом "анализ" (разделение исследуемого объекта на составные элементы), внутри информационно-аналитического блока приобретает дополнительные особенности и отличается от того, что мы обычно понимаем под анализом в широком смысле слова. В широком смысле слова, всякое исследование – анализ. Когда журналист исследует какую-либо проблему, например, коррупции, он выделяет то, что, с его точки зрения, лежит в основе, является причиной и то, что является лишь следствием; он говорит: "Это происходит в силу того-то и того-то" и в качестве аргументов называет какие-либо объективные факторы или цели и мотивы тех участников, от которых зависит развитие событий. Но при этом он никогда не теряет конкретного, целостного представления о рассматриваемом явлении. Он не редуцирует его до частей. Его интересует эта конкретная ситуация и место, которая она занимает среди других конкретных событий, людей и проблем. Анализ его есть, прежде всего, выделение существенного в деле, ключевых звеньев, и, фокусируясь на ключевых моментах, он сознательно оставляет в стороне массу несущественных для него деталей.

В противоположность сказанному, информационно-аналитическая работа имеет, с одной стороны, дело не конкретными проблемами и задачами, с которыми сталкивается организация или субъект, а с какими-то упрощенными подзадачами, фрагментами задач; т.е. она является узким, специализированным звеном в более сложном образовании. С другой стороны, - если говорить о том, чем питается информационно-аналитическая работа, какие данные она фиксирует, снимает – то и здесь речь должна идти не о конкретных явлениях, которые нас окружают, а лишь об абстрактных, отдельно выбранных параметрах явлений, которыми мы занимаемся. Иначе говоря, мы окружающую нас действительность при этом низводим до "среды", то есть до совокупности каких-то абстрактных показателей, которые надо отслеживать. И уже отслеживать методично и детально.

Если коротко говорить об информационно-аналитической работе, то ее условием является редукция проблем и задач до подзадач и редукция того, с чем мы имеем дело (в данном случае – это деятельность СМИ и их материалы) до жестко закрепленных параметров. Это можно было бы проиллюстрировать с помощью такой концентрической схемы (см. Рис. 2). Где Ц – это центр (руководство), который ставит проблемы и формули­рует для их решения соответствующие задачи. Информационно-аналитическая работа (И А Р) – это собственно та дея­тельность, которую мы рассмат­рива­ем, - здесь формули­ру­ются, исходя из задач вышестоящего уровня, свои инфор­мационные задачи и те пара­метры данных, которые необходимы. Сна­ружи – некоторый сегмент дей­стви­тельности, редуцированный до среды.

В
Рис. 2.
се это еще напоминает рабо­ту машины. Например, авиалайнера. У него есть различные узлы, например, двигатель, топливная сис­тема, крылья и элероны для управ­ления полетом, система гермети­зации корпуса и т.д. Эти узлы, поскольку они выполняют самостоя­тельные функции, имеют также в себе различные датчики, которые постоянно отслеживают те параметры, которые важны для их работы. Например, тягу двигателя в оборотах, наличие топлива, скорость воздушных потоков, температуру и давление за бортом и внутри самолета и т.д. Эти данные выводятся на многочисленные приборы панели управления, чтобы их видел пилот. А с другой стороны, в той мере, в какой задачу управления полетом можно разложить на частные технические задачи, эти данные обрабатываются автоматическими системами управления полетом. Графически это можно изобразить в качестве такой лучеобразной конструкции: лучи идут от "датчиков" и, соединяясь в какие-то узлы, позволяют отслеживать какие-то функциональные зависимости (см. Рис. 3).

Я


Рис. 3.
бы хотел, чтобы вы обратили внимание на одну особенность этой конструкции (хочется думать, что графически это видно). Источники информации (А, Б, В, Г, …) – то, что я назвал "датчиками" - пути, по которым идут сигналы, и "функциональные зависимости" образуют, если так можно выразиться, механически жесткую связь. Как-либо выделить здесь, обособить друг от друга информацию и анализ (зависимости) – трудно. С одной стороны, ведь в качестве информации фиксируется не все, а лишь то, что обусловлено заранее определенным параметром; а последний конструктивно и технологически заложен в самом "датчике". С другой стороны, "зависимости" строятся лишь на том наборе источников, которые есть, и непосредственно из них вытекают.

Из всего этого следует вывод, что информационно-аналитическая работа вещь достаточно инструментальная. Ее содержание, ее эффективность в огромной степени определяется тем, какие и насколько адекватные задачи перед ней ставят. Насколько правильно ее востребуют те, кто стоит наверху. Присутствующим здесь представителям пресс-служб я хочу сказать то же самое: ошибка – ждать от людей, занятых в такой работе, что они сами принесут вам какие-то идеи или выводы, которые направят вашу работу в лучшую сторону. Наоборот – насколько вы сами осмысленно поставите задачу перед ними, настолько получите от них помощь. Если еще упростить определение информационно-аналитической работы, - это будет к тому же ближе к вашим возможностям – то первый шаг в ней, по-видимому, - определение параметров. То есть, абстрагируясь от постановки задач (вы еще сами не знаете, для чего вам будет нужна детальная информация), вы начинаете съем каких-то данных.

Надо сразу сказать, что здесь для информационного аналитика нет проблемы "курицы или яйца" (без постановки задачи - неизвестно что фиксировать; без наличных данных - неизвестно о каких зависимостях можно говорить). Дело в том, что изначально известно, что фиксировать. Отслеживая деятельность СМИ, следует исходить из того, что эта сфера жизни уже каким-то образом развита, профессионально (технологически) и социально размечена (причем, поскольку мы взаимодействуем с журналистами как своего рода коллеги, то это и наша разметка). Что я имею в виду под разметкой? То, что люди, работающие в этой сфере, уже выработали какие-то нормы, понятия, устоявшиеся способы производства, какие-то показатели. В значительной степени мы должны из этого исходить.

Например, мы берем газету – какие у нее базовые данные? Если мы посмотрим на обороте в конце газеты, или на второй странице, то там указан тираж, учредители и редактор. Это базовые данные. Мы сами, как я уже говорил, можем придумывать и фиксировать другие данные. Но мы не должны этими данными заслонять или разбавлять эти три базовых показателя. Базовость в данном случае означает, что существует ряд задач, которые мы способны решать, ограничиваясь только этими показателями.

Далее. Детализация, расширение данных также происходят в соответствии с тем, как производятся и распространяются газеты. Они печатаются. Идем туда, где они печатаются. Там мы узнаем реальный, "бумажный" тираж (он не всегда совпадает с заявленным). На них подписываются. Идем туда, где на них подписываются, т.е. в Почтамт. Там мы получаем данные по всем изданиям, по местным и по центральным; какие цифры - по области и по городу. Они продаются в розничной системе (пока в Новосибирске этим занимается фактически одна организация – "Экспресс"). Здесь вам скажут, правда, если захотят (это коммерческая тайна), сколько продается газет по области и в городе. И что важно – каков возврат. В киосках мы узнаем розничную цену на издания; но что делать с этим показателем, сами пока не знаем.

Требования к информационно-аналитической работе.


То же касается рубрикации материалов. Здесь также существует более-менее устоявшийся язык. Его нужно принимать всерьез. Как правило, за "самоназваниями", которые объявлены в титрах, теле- или радиопрограммах, например: "Новости", "Публицистическая передача" или "Информационно-музыкальный блок", – за этим стоит какая-то качественная определенность. Так что мы, по крайней мере, не должны смешивать в одну корзину сообщения из этих разных передач.

Если человек занят содержательным анализом, если это – советник губернатора по соответствующим вопросам или ответственный по связям с общественностью, то он выделяет, прежде всего, ключевые моменты. Здесь важно умение переходить от частного к главному, не терять ощущение масштаба ситуации. Информационный аналитик, прежде всего (и кроме этого) должен уметь методично отслеживать необходимую информацию. Под методичностью следует иметь в виду некоторые, очень простые, принципы организации работы и соответствующий навык, ощущение того, с чем имеешь дело. Дело в том, что без этого ощущения и без определенного вкуса к информационно-аналитической материи сами принципы могут показаться банальными, неинтересными и в силу этого необязательными требованиями. Т.е. зачем этих "армейских правил" придерживаться – они действительно похожи на положения армейского устава, если они такие "нетворческие". Опыт заставил нас вернуться к ним. Ошибки, потери и необходимость переделывать материал, или же выбрасывать его, потому что он оказывается бесполезным оттого, что мы не стали фиксировать какой-то параметр, – все это заставляет нас прочувствованно относиться к таким требованиям в отношении информационно-аналитической работы.



Полнота. То есть, если вы решили, что для того, чтобы говорить о каких-то зависимостях в информационном пространстве, вам нужны все публицистические передачи, надо определить – что вы будете считать таковыми, и далее фиксировать их все. Например, у вас задача отслеживать публицистические выступления определенной персоны. Это как раз тот случай, когда есть большая вероятность того, что этот человек может появиться в любой передаче. Или, лучше сказать, нет никакой гарантии, что он где-то может не появиться. Мы вообще придерживаемся принципа: если не уверен – фиксировать или нет – фиксируй. Как показывает опыт – "дешевле", экономичнее брать как можно шире, чем отвлекаться, соображать, нужно это или не нужно, подходит это под нашу рубрикацию или нет, фиксировал я такого рода сообщения в прошлый раз или нет. Не говоря о том, что сами по себе такого рода размышления – благоприятнейшая стихия для поощрения в людях безалаберности.

Итак, полнота отслеживаемых данных, даже определенная их избыточность.

Следующий принцип – последовательность отслеживания. Не должно быть "дыр", пропусков. Например, если по халатности не записана телепередача, в которой могло появиться интересующее лицо – всего одна передача – сможем ли мы рапортовать наверх, что "Интересующее вас лицо не появлялось в эфире ни разу"?

Последовательность необходима и как условие количественного подхода. Все наши цифры имеют смысл, если считаются аккуратно. Для чего нужны цифры? Чтобы вы не думали, что мы строим какие-то сложные формулы и с помощью них делаем какие-то "аналитические выводы". Количественные показатели – это, прежде всего, способ привязки к действительности, способ обратной связи. Например, руководитель или его советники могут считать, что необходимо уменьшить количество мелких материалов (информационных сообщений) в эфире, в которых речь идет о главе организации. Потому что это, как правило, эмоционально серые, информационно бедные для большинства зрителей материалы. Тогда мы говорим: "За март таких сообщений было 70". Значит, присутствие руководителя в такого рода эфире будет действительно уменьшаться, если следующие цифры будут 65, 60 и т.д.



Своевременность. Информация и результаты ее обработки имеют разную степень актуальности. Еще раз хочу напомнить, что информационно-аналитическая работа не существует сама для себя. Она необходима организации. С разной степенью срочности. Скажем, если вы из пресс-службы звоните и спрашиваете показатель возврата по газете "Российская Азия", то, скорее всего за этим стоит вопрос, может быть не глобального характера, но и не откладываемый на потом. Если вам отвечают: "Подождите с часок", то это значит, что или они не вполне компетентны и не знают простых вещей, или у них совсем плохо с архивированием и хранением материалов.

Ряд материалов должен подаваться в подневном режиме. Глубокое наше убеждение, что текущая новостная информация радио и телевидения, которая подается, например, руководителю, должна делаться максимально быстро, т.е. в том же времени, в каком он реагирует на события. Если мы даем эту информацию чуть умнее, чуть сложнее, но на второй день, когда уже ежедневные газеты отреагировали и дали свои выводы, то это уже никому не нужно.

Еженедельный шаг – он естественен в силу трудового ритма. Важно также, что в конце недели – в итоговых передачах, в еженедельниках – происходит определенная "отбивка" материалов; подводится черта, за которой значительная часть событий уже остается в прошлом. Соответственно еженедельные материалы по необходимости должны быть выборкой из недельных сообщений. Выборкой, которая, с одной стороны, представляла бы для организации свое независимое представление об итогах недели и как результат, с другой стороны, характеризовала саму журналистскую выборку: что выделили СМИ, что и почему журналисты считали важным, итоговым за неделю.

Наконец ежемесячная (мы ее называем - "аналитическая") справка. В ней речь идет, прежде всего, о том, какие проблемы были подняты СМИ за месяц и как они были освещены. Какую позицию занимают журналисты, эксперты и люди, участвующие в событиях. Вот весь анализ. Главное, чтобы все тезисы были сформулированы и выражены ясно; чтобы они отчетливо выделялись и по смыслу, и зрительно: пункт первый такой-то; пункт второй такой-то. Чтобы везде, где только возможно, стоял пример, точно поясняющий ту мысль, что является сутью тезиса (а не "иллюстрация" вообще). И количественные показатели, например: "В большинстве репортажей действия главы администрации были оценены журналистами отрицательно (из 10-ти сообщений в 7-ми даны отрицательные оценки, в 3-х – позиция нейтральная)". Это принцип, выполнения которого я пытаюсь добиться от подчиненных: аналитическая работа должна быть крайне простой для потребителя. У нас на стене висит лозунг, который я пропагандирую в последнее время: "Аналитические труды не предполагают анализа при их чтении".

И четвертый принцип – ясность. Его можно расшифровать как возможность однозначного толкования всех рубрик и терминов. Если в левом столбце, там, где указывается тип сообщения и продолжительность, я читаю "информационное сообщение" и при этом вижу, что длина сообщения составляет 9 минут, то тогда я понимаю, что это никакое не информационное сообщение (последнее, как правило, не превышает минуты); тогда я вижу, что это ошибка и что, соответственно, часть публицистических (а других здесь быть не может) материалов подается оператором в группе мониторинга под видом новостей. Тогда наша статистика по новостным сообщениям повисает в воздухе и т.д.

На этот счет существуют инструкции. Для относительно простых "технологий жарения" в группе мониторинга мы составили кипу инструкций, пояснений к рубрикаторам, типологиям, тематизмам и регулярно выборочно проверяем, как соответствующие рабочие термины употребляются.

Соответственно последний, пятый принцип - контроль. Спрашивается, зачем его отдельно выделять, если и так понятна его необходимость? Я выделил контроль отдельно, чтобы подчеркнуть главное – это не некоторая, стоящая особняком, надзирательная функция. Это – сама работа, очень тесно переплетающаяся с собственно производственной деятельностью. Требующая времени и специфических усилий для своей организации. Со своими ежедневными и еженедельными процедурами (как и сама работа). Последняя, как я говорил, по своей технологии достаточно жестко регламентирована. Но вместе с тем, она имеет дело с изменчивой событийной и информационной картиной. Изменение объема и перечня фиксируемых данных, хотя бы даже и частичное, заставляет быстро перестраивать всю структуру работы, соответственно изменять требования к работающим. Кроме того, следует учитывать, что нет такой специальности: специалист по мониторингу и анализу СМИ. Приходится постоянно самим учиться и учить все новых и новых людей. В наших условиях учеба – это в основном "врабатывание" в предмет плюс соблюдение наших требований.

Что лежит между информацией и анализом.


Н
Рис. 4.
есмотря на жесткий и относительно однородный характер работы, - она носит преимущественно информационный характер, и в ней нет "свободных аналитиков" – все же, можно выделить в этом информационно-аналитическом континууме некое среднее звено. Это звено называется отбор.

Т.е. слева (см. Рис. 4) стоит "голое" информирование (в результате фиксации сообщений СМИ) в текущем режиме. Вот мы за неделю накап­ливаем текстов сообщений примерно на 150 страниц. Значит, в среднем на будний день приходится где-то 25 страниц. Если учесть, что эта информация распределяется по замес­тителям губернатора, - их 11, - то, опять же в среднем, на одного нашего потребителя приходится 2-3 страницы. Для просмотра их по названиям сюжетов сообщений требуется всего пара минут. Так что здесь мы могли бы даже не отсеивать какой-то материал, а подавать целиком все "перехваченное" на стол заместителя.

Далее через неделю идут – отбор недельных материалов и через месяц – то, что мы условно называем "аналитической запиской" (я рассказывал о них). Что здесь важно сказать в отношении отбора?

Анализ основывается, исходит из материалов отбора, а не из суммы подневных материалов. Дело в том, что отбор производит итоговую выборку и дает сокращенный объем наиболее существенных материалов. Это как бы вопрос облегчения и фокусирования работы аналитика. Просмотреть в конце месяца все накопленные за месяц сообщения просто физически невозможно. Важно еще и то, что работа по выборке фиксирует, выявляет сами критерии, по которым производится оценка материалов как значимых и не значимых. Нет критериев абстрактных, академических, вневременных. В качестве критериев выступают интересы людей, вовлеченных в конкретные события - интересы организации, интересы журналистов, - и сами события. Например, в какой-то период мы можем выделять какое-либо из событий только потому, что оно и то, что с ним связано, могут быть мало знакомы, "новы" для нашего руководства. В дальнейшем мы можем убрать его из выборки или отодвинуть на второй план. Количественные ограничения: выборка – это ограничение по определению, из всего, что есть, мы специально выделяем какой-то конечный перечень сюжетов. Что-то, может быть вполне достойное внимания в условиях бедного эфира, не попадет в выборку только потому, что там уже не осталось места и т.д. Таких причин может быть множество. И задним числом их уже не восстановить. Таким образом, анализ начинается с противоположной стороны. Не с единичных сообщений, а с уже отработанного и, в каком-то смысле, проверенного преданалитического материала. Человек, который пишет аналитическую записку, опирается уже на свои собственные заготовки, им же самим сделанные в течение месяца.

В связи с этим я бы не стал преувеличивать значение различных баз данных, как часто это делают. Полагается при этом, что если мы на каждое сообщение "навешаем" по 20 дескрипторных полей, введем в качестве описаний все, что сможем, вплоть до длительности видеоматериалов в секундах, то потом все это станет хорошей основой для анализа. На самом деле потом это уже будет не основа, а лишь один из его источников, важный, прежде всего, для детализации аналитического продукта (точные данные по отдельным пунктам анализа) и поиска иллюстраций и примеров.

Не следует забывать о газетах.


Последний тезис. Это тоже вывод, выстраданный нами за весь период нашей работы. Хотя он может несколько странно звучать от человека, который занимается мониторингом электронных СМИ.

Отслеживание и обработка сообщений радио и телевидения требует немалых затрат. У нас, в группе мониторинга эфира, этим заняты 9 человек. Шесть человек работают непосредственно с теле- и радиопередачами, три набирают материал на компьютерах. Прибавьте к этому 2 компьютера, принтер, 3 телевизора и видеомагнитофона и радиоаппаратуру. А все значимые с общественно-политической точки зрения газеты Новосибирска – таких где-то 12 – может спокойно просмотреть и обработать всего один человек. Психологически понятно, что в этой ситуации соответственно и значение радио и телевидения в нашем анализе кажется существенно большим, чем значение прессы. Между тем, на деле – едва ли не наоборот, и количество необходимых затрат не должно сбивать нас с толку.

Что дают нам газеты и что электронные СМИ? Если мы возьмем учебник по журналистике, в котором есть описание жанров газетных материалов, то увидим пошаговое движение от "заметки" к "зарисовке", далее к "корреспонденции", к "статье", "очерку". Мы увидим последовательное движение от конкретики к анализу. Вместе с тем так много говорят про анализ на ТВ, что поневоле начинаешь всерьез принимать это, хотя на самом деле, главная работа, которую делают на телевидении – это оценка и отбор из всего того, что происходит в окружающей жизни. Новости – это картинка, которая дает представление (в значительной степени журналистское) о совокупности наиболее значимых событий. Это как бы моментальный срез жизни, демонстрирующий не столько логику ее движения, сколько ее "состав" на данный момент. "События" – это лишь какая-то часть происходящих общественных процессов, когда они в каких-то моментах приобретают внешневыраженный, обособленный вид. Какие процессы, какие причинно-следственные связи стоят за новостями о катастрофе пассажирского автобуса, за появлением кометы или фестивалем в Каннах? Преемственности, развития в таких сообщениях нет. Но если происходит нечто такое, что ощутимо изменяет в целом картину какого-либо круга действительности, то оно попадает в новости.

Большая степень аналитичности возможна на газетном уровне. Здесь события становятся фактом. То есть когда они мыслятся в аналитическом контексте – как элемент какой-то преемственности, как опора и аргумент в каком-то сложном рассуждении об общественных процессах. Взаимоотношение событийной и фактологической линий (и соответственно: телерадионовостной и газетной) можно представить таким образом (см. Рис. 5): витки спирали дают событийный срез, а на оси откладываются фактологические составляющие отслеживаемых процессов.



Поскольку, с одной стороны, местные электронные новости – это вещь вообще проблематичная (такое впечатление, по крайней мере, у нас здесь, что редакции каналов просто не могут набрать достаточно событийного материала для новостей), а с другой стороны, газеты (ежедневные, во всяком случае) располагают своими текущими материалами с мест, то газетам следует уделить особое внимание. Даже если тираж какого-либо политического еженедельника составляет 3 тысячи экземпляров, материалы его могут производить эффект, сопоставимый с новостной передачей. Потому что точкой отсчета (споров, слухов) станет опубликованная в нем развернутая статья, а не расплывчатые оценки телерепортеров.



Рис. 5.

Вот те наблюдения и те выводы, о которых хотелось сказать, опираясь на наш опыт. Надеюсь, мне удалось, по крайней мере, указать на некоторые заблуждения и предрассудки, которые могут осложнить использование информационно-аналитических методов в вашей работе.
скачать файл



Смотрите также:
Борисов Игорь Владимирович (Россия) "Принципы и особенности информационно-аналитической работы. Методики анализа сми"
229.94kb.
Задача по аналитической химии Студентки xxx группы: Xxx Xxx
130.47kb.
Реализация grid-сервисов в океанографической информационно-аналитической системе дво ран
28.6kb.
Сми наименование сми
102.97kb.
Вопросы к экзамену по Истории отечественного государства и права для студентов всех форм обучения
287.22kb.
План мероприятий по подготовке и проведению государственной (итоговой) аттестации выпускников 11 класса в форме егэ в 2011 2012 учебном году
72.35kb.
Дисциплины ен. Р
174.33kb.
Укрупненная схема аиас «арена» представлена на ри
57.91kb.
Аналитический отчёт за межаттестационный период с 2008 – 2013 год Система работы по использованию информационно – коммуникационных технологий при обучении биологии и химии для формирования ключевых компетенций обучающихся в школе
607.39kb.
Разработка критериев и методики жанровой классификации контента сми
425.95kb.
Разработка метода количественного анализа конфликтов при управлении качеством информационно-технологических проектов
287.61kb.
Методические рекомендации по подготовке контрольной работы по отечественной истории тематика контрольных работ для студентов зо
73.36kb.