voeto.ru страница 1
скачать файл

Какое небо сегодня красивое… Даже не знал, что так оно бывает, что такое прозрачное сияние вообще возможно. Напоминает мне оно замечательные глаза одного человека…

Каким-то я сентиментальным стал. Может, это просто воспоминания?

Учился я тогда еще в школе. Классов было четыре, нас, как самых успевающих, собрали в один. Я сразу стал замечать, как она на меня смотрит. Год учебы пролетел, и летом я получаю от нее сообщение: «Ты мне нравишься»… Ну что я мог ответить? «Ну, ты мне тоже…».

Какой я был дурак!

Тема была замята почти сразу же, и на первое сентября мы даже не встретились взглядом. Потом потихоньку отношения налаживались, но я знал, что ей всё еще трудно со мной говорить, не так, как со всеми остальными. Кем я был для нее?..

Мне тогда нужна была учеба. Я должен был учиться. Должен. Может, это было лишь предлогом, чтобы не разговаривать с нею больше положенного: моя мама умерла достаточно давно, когда мне было всего семь, и с женщинами у меня не ладилось… Я просто говорил, что она меня еще плохо знает. Она отвечала мне, нежно глядя в глаза: «А ты расскажи».

Какой я был дурак. Я просто молчал, изредка на ее смешные выходки отвечая смехом или неловкой идиотской фразой «ну не надо…».

Мы учились с ней вместе уже третий год. Десятый класс подходил к концу – начиналась четвертая четверть.

Она подошла и просто так сказала мне: «Ты знаешь что… Я люблю тебя. Какой бы ты ни был. Пусть я о тебе ничего не знаю. Мне всё равно. Я хочу быть с тобой»…

Вот был мой первый поцелуй. Было плевать, что на нас смотрит весь класс, что мой друг давится от удивления и завести, что ее подруги грызутся в душе и раздирают ее на клочки. Мы просто стояли и целовались, крепко обнявшись.

Она уткнулась мне лбом в плечо, не взглянув даже, я ошарашено уставил взгляд куда-то в пропасть своих мыслей, ощущая на губах солоноватый вкус ее слёз.

Она была права: я действительно нуждался в ее любви. Вот только…

Вот только.

Я часами мог смотреть ей в глаза, смотреть, как она рисует, что-то рассказывает мне… Она вдохновляла меня, придавала силы… а я ничего не давал ей взамен. Она опекала меня. Я не пытался сделать для нее ничего, а когда спрашивал, что ей хочется, она отвечала: «Ты только будь со мной»…

Неужели можно любить бескорыстно? Нет, это уже не бескорыстно – она просила только быть с ней и любить.

Я любил.


Пока.

Пока не поступил в институт. Там что-то случилось в наших отношениях – я занялся тяжелой музыкой достаточно серьезно, а она писала нам стихи и попеременно странные рассказы и жутко рисовала. Мне не нравилось то, что она была словно объята наркотическим опьянением: ездила на разные концерты своих любимых подмосковных групп и на ролёвки в Жуковский. Она, конечно, звала меня и группу с собой, мы приезжали в местный парк, ребята напивались, махали мечами, местные ролевики были рады нам постоянно…

Но эта жизнь… она не радовала меня. Ее – может быть, но не меня. Мы всё еще были друзьями… и она все еще любила меня, а я… боялся. Я избегал встреч тогда, когда просто не знал, чем занять ее. Я боялся, что не нужен ей! «Да нужен, нужен!» – орал наш басист, а Димка, такое заросшее маленькое существо, с которым мы учились еще в школе, играл на ударниках, он говорил, что она много берет на себя, а я ничего не делаю. В общем, по его словам, я был идиотом.

Тоже верно.

Однажды я позвонил ей на сотовый.

Было погожее осеннее утро, и днем мы собирались пойти в парк. Она хотела порисовать меня и осенние багряные листья, а я – посидеть на развалившейся башне и поиграть для нее на гитаре.

Телефон не отвечал. Я сначала подумал, что она всё еще в ванной – она любила утром залезть под душ и не вылезать оттуда, пока большое зеркало не запотеет до бела. Но оттрезвонив полчаса, я начал чего-то побаиваться.

Она вообще была достаточно интересным человеком. Когда у нее что-то не получалось, она не опускала руки до лучшего момента в жизни, но и не рвалась в бой с удвоенной силой. Она рвалась либо с утроенной, либо забрасывала всё кардинально. Я – овен, она – скорпион. Мы могли говорить по телефону часами или переброситься парой фраз минуты за три, а потом дня два не разговаривать. Я любил многих, она любила только меня. Тот поцелуй был для нее решающим. Для меня же… странно, но сейчас я начинаю понимать, кем она была для меня…

Когда телефон не ответил вновь, я вдруг встал, оделся и почти что побежал к ее дому.

Никого в квартире не оказалось. Но у меня был ключ. Вот еще одно интересное дело – у меня был ключ от ее дома. «Зачем? Ведь мы просто друзья!»… Она махнула рукой, ответила с грустно-веселым взглядом в глазах, передразнивая одного моего друга: «А чтоб было!». Она доверяла мне.

«Вот это «чтоб было» наступило!» – я лихорадочно пытался всунуть ключ в замок.

Наконец дверь поддалась.

Я нашел ее на накрытом пледом диване. Она лежала, закрыв глаза, щеки еще были мокрыми от слёз, руки сложены на животе, пальцы всё еще нежно сжимают карандаш. В ушах наушники громко играют, уже наверняка сотый раз повторяя один и тот же альбом ее любимой группы… Ты всегда любила тяжелую музыку, вот только когда слушала именно их, тебе хотелось плакать… Я похож на вокалиста внешне, и голос с возрастом стал походить на его голос… Может, это сходство тоже повлияло на ее сумасшедшую любовь ко мне?

На полу валялась груда баночек с каким-то снотворным… не таким уж и опасным, продающимся даже без рецепта. Тут же бутылка вина. Половина. Ненавижу вино. Почему же ты так любишь?.. Меня?

Слезы хлынули у меня по щекам, западали градом на потёртый зеленый свитер. Я кинулся к ней, пытаясь привести в чувства, мне казалось, я ее либо убью своим безудержным избиением, либо ничего не добьюсь… Как же я ее хотел… как же я ее хотел! Воскресни! Я буду твоим! Всю жизнь! Всю нашу жизнь!

Какой же я дурак!



Теперь это бездонное небо напоминает мне каждый раз о ее таких же глубоких и далеких голубых глазах. Я знаю, почему она ушла.

Я думаю, она простит меня. Скоро я присоединюсь к ней. Может быть.
скачать файл



Смотрите также:
Была замята почти сразу же, и на первое сентября мы даже не встретились взглядом. Потом потихоньку отношения налаживались, но я знал, что ей всё еще трудно со мной говорить, не так, как со всеми остальными. Кем я был для нее?
37.67kb.
Ещё совсем недавно он сидел в тёмноте и тесноте. Места было так мало, что даже ножкой пошевелить было почти невозможно. И время отмерялось лишь мыслями. Такими же тёмными, как и всё существование
38.73kb.
Истьинскую церковь я помню ещё с детства. Детьми мы любили играть возле неё. Церковь была заброшена, в ней почти не было окон и дверей, поэтому легко можно было попасть внутрь
32.32kb.
Книга была написана для того, чтобы всякий, кто её прочтёт, узнал, что Иисус Христос всё ещё спасает и исцеляет людей
230.8kb.
Значение птиц для окружающей среды. Бондарева Ксения Центр внешкольной работы
90.64kb.
Даша сидела на полу в комнате и перебирала старые елочные игрушки. Она вытащила из коробки космонавта, ей сразу вспомнилось, как она маленькая играла под новогодней елкой в принцессу
55.21kb.
Свет в окошке
2667.8kb.
Всю свою короткую жизнь Андрюша страдал. Был он тихим, ласковым мальчиком, любимым в семье. Жил он с мамой и бабушкой, а отца своего никогда не видел. На все вопросы бабушка отвечала, что папа в командировке
21.57kb.
Школа №11 г. Асбест Все коллеги со мной согласятся: не читающий пошел
29.18kb.
Всё нижеследующее посвящается Тебе
212.63kb.
Трудно начинать писать о Леониде Нечаеве. Трудно начинать писать о таком человеке. Боюсь, что напишу или скажу что-то не так. Но написать нужно
72.11kb.
Часу во втором ночи он вернулся в свой кабинет. Он выслал слугу, зажегшего свечки, и, бросившись в кресло около камина, закрыл лицо обеими руками. Никогда еще он не чувствовал такой усталости телесной и душевной
1502.44kb.